Вклады населения в банках превысили 30 трлн рублей

Джинсы для мошенника

Родители Пикарда бежали из нацистской Германии в 1938 г., когда закон запретил пациентам – не евреям посещать еврейских врачей. Медицинская практика отца не могла больше прокормить семью, и он решился на эмиграцию.

Пикард родился в 1941 г. в г. Фолл-Ривере (Массачусетс), бывшем центре текстильной промышленности. Девиз его родного города – «Мы попробуем». Возник он после великого пожара 1843 г., когда сгорело почти 300 зданий, но город восстал из пепла. Потом он еще не раз горел – и снова отстраивался. Такой же девиз мог бы взять себе и Пикард, судя по его умению добиваться своего, уважительно замечает интернет-издание Financial News.

Пикард решил пойти по юридической стезе, получил в 1967 г. диплом магистра в Нью-Йоркском университете и устроился на работу в правительственное агентство – Комиссию по ценным бумагам и биржам (SEC). Набив руку на делах о банкротстве, в 1982 г. он уволился и открыл частную практику. Пикард возвращал деньги клиентам обанкротившихся инвестфирм и брокерских компаний. Вскоре он приобрел репутацию человека, способного преуспеть там, где другие терпят неудачу.

Вот два примера из его карьеры. В 1988 г. выяснилось, что 23-летний Дэвид Блум убедил около 140 человек доверить ему миллионы долларов якобы для инвестирования на фондовом рынке, а на самом деле потратил их на шикарную жизнь и коллекционирование произведений искусства. Пикард вернул $6,7 млн – почти половину пропавшего. Часть этих средств он отсудил у родителей Блума и одной пары, вовремя успевшей получить обратно свои инвестиции с прибылью. Пикард доказал, что это была не прибыль, а деньги других обманутых инвесторов, отданные по принципу пирамиды. Самому Блуму он оставил только пару джинсов и свитеров, писал New York Magazine.

В 2003 г. рухнула брокерская компания Park South Securities, возглавляемая Тоддом Эберхардом. Пикард вернул почти все вложенные инвесторами $7,4 млн. Ради этого он засудил мать Эберхарда, хотя та клялась, что недвижимость в Канаде была куплена ей на ее собственные деньги, заставил помощника Эберхарда вернуть часть зарплаты, которая якобы была завышенной, и даже потребовал у одной юридической фирмы полученные ею от Park South Securities $9000.

В 2008 г. Пикард объединил свой бизнес с юридической фирмой Baker {amp}amp; Hostetler почти со столетней историей, став ее партнером в Нью-Йорке. Когда окружной судья США Луис Стентон искал кого-то, кто смог бы вернуть инвесторам Мэдоффа их деньги, Пикард был естественным выбором. До дела Мэдоффа Пикард участвовал как минимум в 38 нашумевших случаях банкротства, подсчитал журнал Time, и был поверенным в ликвидации большего числа брокерских фирм, чем кто-либо еще в США.

Откуда деньги

Вклады населения росли в значительной степени за счет обеспеченных клиентов, считают эксперты. Главный экономист «Нордеа банка» Татьяна Евдокимова напоминает, что в 2019 г. заработные платы в реальном выражении выросли на 2,5%, так что «обеспеченная часть населения стала располагать бОльшими свободными средствами». Основным источником роста вкладов населения являются накопления среднего класса и более богатых людей (их валютные вклады обычно гораздо больше рублевых), солидарен профессор Банковского института Высшей школы экономики Михаил Сухов. «Маловероятно, что различия в процентных ставках по вкладам в валютах сильно повлияют на предпочтения данной категории клиентов вкладывать в депозиты в рублях. Поэтому склонность к сбережениям немногочисленной, но достаточно состоятельной части населения определяет темпы изменения объемов вкладов», – пишет он в колонке для «Ведомостей».

Кого пощадил Пикард

Пикард с командой впервые вошел в офис Мэдоффа через четыре дня после ареста афериста, 11 декабря 2008 г. Там царил полный разгром после обысков ФБР, вспоминал он. Почти никого из сотрудников не было на месте. Заместитель Мэдоффа Фрэнк Ди Паскали, де-факто финансовый директор Bernard L. Madoff Investment Securities, бродил по помещению часов до двух. Потом вышел за кофе – и исчез. (Позже Ди Паскали нашли и осудили как сообщника Мэдоффа.)

Войдя в офис Мэдоффа в «Липстик-билдинг», Пикард был поражен. Не видом из окна, хотя он того стоил. Позади стола Мэдоффа стоял слегка кривой саморез высотой больше метра. Как выяснилось, это была работа известного скульптора Класа Олденбурга Soft Screw («Мягкий шуруп») 1976 г. Еще в офисе нашлось 17 быков – и ни одного медведя. «Теперь-то мне понятно, почему мы нашли только быков – Берни [Мэдофф] играл исключительно на повышение», – вспоминал Пикард. Все произведения искусства были проданы на аукционах, деньги распределены среди инвесторов.

Как же SEC за все эти годы не разоблачила аферу? «В конце каждого квартала Мэдофф якобы продавал почти все акции, которые ему принадлежали, т. е. на сумму около $11 млрд. Поэтому ему не о чем было отчитываться перед SEC [ведь акций у него на руках не было]. На следующий день он якобы выкупал все бумаги обратно, – объяснял Пикард сайту Университета Бостона. – Если бы это происходило в действительности, фондовый рынок каждый раз резко колебался бы». Аудиторская компания Мэдоффа, как выяснилось, состояла из одного сотрудника с офисом в торговом центре.

«В офисе Мэдоффа мы обнаружили секретный компьютер без интернета и всякой связи с внешним миром. Когда они хотели создать финансовый документ, его писали на этом компьютере», – рассказывал Пикард. Никого не смущало, что Мэдофф, если верить его отчетам, порой за сутки покупал-продавал на суммы большие, чем дневной оборот биржи, и вел активную торговлю по выходным и праздникам, когда биржи были закрыты.

Ни цента от пострадавших

Пикард получает за свою работу около $1000 в час, как и другие партнеры юрфирмы Baker {amp}amp; Hostetler, привлекаемые к делу. У него около 200 помощников с почасовой оплатой, 45–60 из них трудятся полный рабочий день. Как подсчитало Bloomberg, к сентябрю его команда и нанимаемые ими третьи лица получили за свои услуги почти $1,8 млрд. Ни цента из них не было взято из денег жертв, гордится Пикард. Им платит SIPC – неправительственная американская корпорация по защите инвесторов в ценные бумаги, созданная конгрессом и существующая на взносы своих членов – брокеров и дилеров. Когда афера Мэдоффа вскрылась, SIPC авансом выделила $639 млн для выплаты жертвам, не дожидаясь, пока Пикард разыщет деньги.

Поначалу считалось, что инвесторы Мэдоффа потеряли $65 млрд. «Но мы довольно быстро выяснили, что это фиктивное число, – заявил Пикард в интервью The Wall Street Journal (WSJ). – Я приведу вам пример. [Судя по бухгалтерским документам, у фирмы] должно было быть 19 млн акций Verizon. А на самом деле их было 300–400 шт. Вот тогда-то и возникло ощущение, что случай нам достался очень сложный». В итоге за все акции Пикард смог выручить лишь $300 млн. Еще $900 млн было найдено на счетах Мэдоффа.

Но при оценке потерь инвесторов Мэдоффа Пикард применил тот же подход, что и в прежних своих делах. Например, если человек инвестировал в пирамиду $1 млн и «заработал» на бумаге еще $2 млн – по мнению Пикарда, он потерял не $3 млн, а только вложенный $1 млн. Если он успел зафиксировать часть прибыли, скажем $300 000, то потерял $700 000, считает Пикард. А если за эти годы клиент вывел $1,5 млн, то он совсем не жертва Мэдоффа. Наоборот, он должен вернуть $0,5 млн, полученных сверх первоначально вложенного $1 млн, и эти деньги будут распределены среди менее удачливых вкладчиков. «Почему-то податели исков, которые получили [от пирамиды] больше, чем в нее вложили, уверяют, что при расчете их потерь я должен был использовать фиктивные цифры из отчетов [Мэдоффа]», – недоумевал Пикард.

Команда Пикарда рассмотрела 16 519 заявлений жертв, поданных к установленной дате, 2 июля 2009 г., и дала ход 2560 из них. Было отклонено около 11 000 претензий от инвесторов, которые не напрямую вкладывали в пирамиду, а доверили свои деньги фондам или управляющим, которые уже в свою очередь инвестировали их в аферу Мэдоффа.

Еще около 2700 заявителям было отказано, так как они получили от Мэдоффа больше, чем отнесли ему денег. В итоге от $65 млрд требований осталось $17,5 млрд. Это сразу же породило шквал обвинений, что Пикард относится к пострадавшим инвесторам как к преступникам, а не жертвам. Но в августе 2011 г. он одержал важную юридическую победу. Апелляционный суд Второго округа США поддержал метод Пикарда. А в июне 2012 г. Верховный суд США отклонил две петиции с предложением считать потерями не только вложенные инвестором деньги, но и якобы полученный доход.

Это весьма грубое правосудие, признавал сам Пикард в интервью WSJ, но это единственный способ, который работает: «Не стоит браться за эту работу, если у вас тонкая кожа». А что же с теми 11 000, которые вкладывались в Мэдоффа не напрямую и получили отказ от Пикарда? Например, американка Дафна Брогдон с мужем инвестировали через покойного управляющего нескольких фидерных фондов Стэнли Чейза, старого друга Мэдоффа, который в течение многих лет переводил деньги своих клиентов мошеннику. Они лишились практически всех накоплений. Брогдон рассказывала Bloomberg, что ее нарядам порой делают комплимент. «Спасибо – отвечает она. – Я купила это платье еще во времена, когда была богата».

Им помогают власти. Например, минюст учредил фонд в размере $4 млрд для компенсации части потерь. Радеют за них и региональные чиновники. Брогдон с мужем получили обратно свои инвестиции благодаря тому, что наследники Чейза в 2016 г. заключили сделку со штатом Калифорния и вернули $15 млн.

Поначалу Пикард решил: на его долю выпал сизифов труд. В январе 2009 г., вскоре после раскрытия пирамиды, он говорил Bloomberg, что на его работу может уйти пять лет. Чуть позже, поглубже погрузившись в дело, он наотрез отказывался говорить о сроках с журналистами. Бумаги по делу Мэдоффа забили целый склад, в котором кропотливо рылся Пикард.

В мае 2009 г. испанский банк Banco Santander сделал ему неожиданный и поистине царский подарок. Он предложил выплатить $235 млн, чтобы урегулировать потенциальные судебные иски. Дело в том, что одна из «дочек» банка, Optimal Investment Services, вложила в пирамиду Мэдоффа $3 млрд средств клиентов.

Сумма была небольшой. «Но мы осознали, что должны быть другие потенциальные обвиняемые с аналогичной Optimal Investment Services историей», – сделал вывод Пикард и отправился искать своих жертв. JPMorgan Chase, например, под его напором вернул $325 млн, потом еще $218 млн. Еще $1,7 млрд JPMorgan Chase согласился выплатить властям США для урегулирования обвинений по афере Мэдоффа – Пикард помогал американским чиновникам готовить нужные бумаги.

Его партнер Дэвид Шиэн говорил: «У многих, многих таких обвиняемых есть деньги, и они в состоянии нам заплатить. Многие из них не хотят, чтобы их имя ассоциировалось с делом Мэдоффа, – и они соглашаются на урегулирование».

Второй ключевой эпизод относится к декабрю 2010 г. Пикард смог договориться о добровольной выплате $7,2 млрд. Это была прибыль, которую, по его мнению, незаконно заработал на пирамиде друг Мэдоффа и один из ранних его инвесторов – Джеффри Пикауэр. «Пикауэр, как и многие инвесторы, был мудрым человеком. Он вывел всю несправедливо полученную прибыль и инвестировал ее в реальный рынок. Он хорошо в этом разбирался», – объяснял Пикард WSJ. Например, часть выведенных средств была вложена в акции Apple.

Возврат произошел при деликатных обстоятельствах. В октябре 2009 г. 67-летний Пикауэр утонул: он плавал в бассейне, когда его настиг сердечный приступ. Пикард немедленно переадресовал свои требования наследникам, и вдова юриста согласилась расстаться с деньгами.

Отверженные

Бернард Мэдофф признал себя виновным в мошенничестве. Сейчас он отбывает 150-летний срок в федеральной тюрьме строгого режима в Бутнере (Северная Каролина). Ему 81 год. Он жалеет, что пошел на добровольное признание: «Самая большая моя ошибка – я не судился». Благодаря пирамиде его семья долгое время жила богато. Но в итоге счастья деньги не принесли.

Его жена Рут отрицала, что была в курсе аферы. Против нее не выдвинуто официальных обвинений. Но еврейская община, потерявшая на афере немало денег, отвергла ее. Ей закрыт доступ во многие заведения вроде любимой парикмахерской. С роскошной квартиры в Верхнем Ист-Сайде пришлось съехать. Дональд Трамп отказался сдавать ей жилье в любом из своих зданий, пишет интернет-издание для русскоязычных в Америке Forum Daily. В конце концов она сняла квартиру с одной спальней в деревушке Олд-Гринвич (Новая Англия), неподалеку от внуков. Из всех богатств Пикард оставил ей $2,5 млн.

Старший сын Мэдоффа Марк руководил отделом продаж в компании отца. Он тоже отрицал, что знал о пирамиде. Обвинений против него не выдвигалось. В жизни Марка было два увлечения – торговля на финансовом рынке и рыбалка с братом. После скандала он не мог найти работу, а его жена сменила себе и детям фамилию на девичью, чтобы избежать угроз. 11 декабря 2010 г., ровно через два года после ареста отца, Марк повесился у себя дома на собачьем поводке. Его двухлетний сын спал в соседней комнате и проснулся только после приезда полиции. Марку было 46 лет.
Младший сын Мэдоффа Эндрю помогал отцу создавать отдел по торговле на собственные средства и возглавлял направление маркет-мейкинга. В эфире CBS он упрекал отца в том, что тот использовал его и брата как «живой щит» – приводил инвесторов на этаж, где они занимались законными операциями. А в свой офис на 17-м этаже, где подделывал документы, не пускал почти никого – даже сыновей. 
Против него не было выдвинуто обвинений, хотя Пикард обвинял братьев, что те удалили электронную переписку при проверке SEC в 2005 г. Если бы не это, афера могла бы вскрыться еще тогда. Также Пикард обвинял братьев в том, что они потратили $150 млн денег вкладчиков на свою роскошную жизнь. Эндрю умер от рака в 2014 г. Ему было 48 лет.
В 2017 г. Пикард заключил соглашение с наследниками братьев – они вернули пострадавшим $23 млн. Брат Мэдоффа Питер долгое время работал директором по комплаенсу. Сейчас он отбывает 10-летний срок в тюрьме в Бруклине, Нью-Йорк, и выйдет в 2021 г. По мнению судьи, он выстроил комплаенс так, чтобы скрыть пирамиду. Около 40 лет он помогал Мэдоффу управлять бизнесом, но отрицал, что знал о мошенничестве, пока бизнес не рухнул. Пикард вынудил его вернуть активы на $90 млн, числящиеся за его женой, дочерью и другими лицами. Также он признался, что помог раздавать инсайдерам последние $300 млн, когда мошенничество вскрылось, перечисляет Bloomberg.
Племяннице Мэдоффа Шане (дочь его брата Питера) не было предъявлено обвинений, хотя она работала в его фирме с 1995 г. юристом и менеджером по комплаенсу. Пикард подал на нее в суд за то, что она якобы оплачивала деньгами клиентов долги по кредиткам, отпуск и вкладывала их в бизнес со своими кузенами. Дело было прекращено после того, как ее отец согласился вернуть $90 млн. В 2003 г. Шана познакомилась с Эриком Свансоном – сотрудником SEC, проверявшим фирму Мэдоффа. Они поженились, в 2006 г. Свансон уволился из SEC и сейчас возглавляет производителя электроники XTX Markets. Никаких доказательств, что эти отношения повлияли на качество проверок SEC, найдено не было. Шана работает преподавателем йоги.
Правая рука Мэдоффа финансовый директор Фрэнк Ди Паскали признал себя виновным в 2009 г., но умер от рака в 59 лет в 2015 г., прежде чем ему вынесли приговор. Он был главным свидетелем на процессе над пятью помощниками Мэдоффа – все они осуждены в 2014 г. Присяжные заявили, что его показания сыграли ключевую роль в принятии ими решения о виновности. Но судья Лаура Тейлор Свайн сочла его утверждения далекими от реальности. Поэтому все пятеро получили меньшие сроки, чем требовало обвинение, считает Bloomberg.
Еще одна сообщница, Аннет Бонджорно, управляла инвестиционным бизнесом Мэдоффа. Ее карьера началась, когда в 19 лет Пикард нанял ее секретаршей. Никакого финансово-экономического образования у нее не было, и в дальнейшем она его не получала. «Всему, что тебе нужно знать, я научу сам», – сказал ей Мэдофф. Много лет она создавала фальшивые выписки по счетам и подделывала документы о сделках, чтобы создавать у клиентов впечатление невероятной доходности. С 2014 г. она отбывает шестилетний срок в тюрьме строгого режима в Самтервилле, штат Флорида. Это меньше, чем требовало обвинение.
Операционный директор Даниэль Бонвентр отвечал за брокерско-дилерские операции. Обвинение утверждало, что он помогал Мэдоффу подделывать отчеты для регулирующих органов и украл у клиентов $799 млн, которые пустил на поддержание пирамиды. Сам Бонвентр назвал на суде своего босса «бездушным человеком», признал, что вводил инвесторов в заблуждение, но отрицал, что знал о пирамиде. Он должен выйти на свободу в 2023 г.
Джоанн Крупи работала с Мэдоффом с 1983 г. и выросла до супервайзера, отвечающего за ведение счетов. В свое оправдание она говорила, что считала, как и многие ее коллеги, Мэдоффа почти богом. Обвинение настаивало, что она участвовала в подделке документов, и требовало 28 лет. Получила она шесть лет, которые окончатся в мае следующего года.
Программисты Джордж Перес и Джером О’Хара автоматизировали создание миллионов поддельных документов. Нужда в этом возникла, после того как с ростом мошенничества стало невозможно изготавливать подделки вручную. Их адвокаты пытались спихнуть всю вину на их бывшую начальницу Лиз Вайнтрауб, скончавшуюся за 10 месяцев до ареста Мэдоффа и писавшую программы задолго до того, как ей наняли двух подчиненных. «Эти парни не разбираются в финансах», – уверяли защитники. Ди Паскали говорил, что парни поняли-таки, чем занимаются, потребовали заплатить за их молчание бриллиантами, но получили отказ. К возмущению жертв пирамиды, оба получили по 2,5 года тюрьмы и вышли за хорошее поведение через 20 месяцев.
Бухгалтер Дэвид Фрилинг признался в 2009 г., что подписывал сфальсифицированные аудиторские отчеты и помогал семье Мэдоффа составлять ложные налоговые декларации. Он публично извинился перед своим отцом, тещей и другими родственниками, которые потеряли на афере Мэдоффа все сбережения. Был приговорен к 250 часам общественных работ.
Главный трейдер Дэвид Кугель в 2011 г. признал себя виновным в том, что еще с 1970-х гг. помогал мошенничеству, предоставляя поддельную статистику котировок трейдерам, которые на ее основе подделывали финансовые результаты. С позволения Мэдоффа он проводил сделки задним числом, чтобы увеличить прибыль на своем личном счете, пишет Bloomberg. Он избежал тюрьмы, так как согласился дать показания. В 2015 г. получил два года условно. 
Его сын Крейг Кугель был кадровиком у Мэдоффа и в 2012 г. признал себя виновным в том, что начислял зарплаты людям, которые не являлись сотрудниками компании. Еще через три года он признал, что оплачивал личные расходы с корпоративной карты. Но уверял, что не играл никакой роли в построении пирамиды, и помогал прокурорам в расследовании. Избежал тюрьмы, как и отец.
Бухгалтер Ирвин Липкин был первым топ-менеджером не из семьи Мэдофф, которого наняли в фирму еще в 1964 г. В 2012 г. он признал себя виновным в фальсификации записей, но отрицал, что знал о пирамиде. Он вышел на пенсию за 10 лет до того, как афера вскрылась, и предстал перед судом в инвалидном кресле. Приговорен к полугоду тюрьмы. Пикард заставил его сдать часы Rolex, но Липкин сохранил свою коллекцию марок. 
Пришедшая ему на смену Энрика Котелесса-Пиц избежала тюрьмы, сотрудничая со следствием. Она призналась, что много лет помогала Мэдоффу выводить деньги из инвестиционно-консультативного бизнеса, чтобы скрывать торговые потери в его брокерско-дилерском подразделении. Ее адвокат уверяла, что «даже в самых смелых фантазиях Котелесса-Пиц не могла представить, что на самом деле торговля акциями не ведется». В 2015 г. она получила два года условно и 250 часов общественных работ.
Уже из тюрьмы Мэдофф обвинил своих самых ранних и крупнейших инвесторов, что они буквально вынудили его пойти на преступление, постоянно требуя высокой доходности. Им и их наследникам тоже пришлось раскошелиться, пишет Bloomberg.
Карл Шапиро, разбогатевший на торговле женской одеждой, инвестировал в пирамиду Мэдоффа с 1961 г. Пикард обвинил его, что он получил около $1 млрд прибыли. Шапиро парировал, что понятия не имел о мошенничестве – ведь он с родственниками вложили $250 млн в фирму Мэдоффа всего за несколько недель до ее краха. В 2010 г. Шапиро с семьей согласился вернуть $625 млн.
Управляющий Стэнли Чейз, старый друг Мэдоффа, долгие годы отправлял средства клиентов в его пирамиду. Пикард подсчитал, что он и его фирмы заработали в виде комиссий около $1 млрд. Тот уверял, что Мэдофф и его обманывал. Он умер в 2010 г. в возрасте 84 лет. Пикард заявил о правах обманутых инвесторов на часть его наследства, и в 2016 г. распорядитель имущества Чейза согласился вернуть $227 млн.
Нью-йоркский магнат в области недвижимости Норман Леви инвестировал в фирму Мэдоффа до самой смерти в 2005 г. Он назначил Мэдоффа распорядителем всего своего имущества, кроме недвижимости. Пикард в 2010 г. добился от семьи покойного возврата $220 млн, уверяя, что та вывела со счетов больше, чем было инвестировано.

Было множество и менее впечатляющих успехов, причем Пикард не щадил никого. В 2015 г. он подал иск против ряда крупнейших образовательных и медицинских учреждений Израиля. Среди них Еврейский университет в Иерусалиме, Институт Вейцмана, Технион – Израильский технологический институт и Медицинский центр Шиба. Все они получили пожертвования от фонда Yeshaya Horowitz Association, а тот, в свою очередь, заработал на пирамиде Мэдоффа. По данным газеты The Times of Israel, фонд вложил около $3 млн, получил более $126 млн и распределил их в виде грантов и пожертвований. Пикард уверял, что это не благотворительные деньги, а преступные, отмытые. Он апеллировал к тому, что тремя годами ранее международная женская сионистская организация Hadassah вернула ему $45 млн через свое отделение в США. Часть этих средств была получена от Yeshaya Horowitz Association, а часть – от инвестиций самой организации в фирму Мэдоффа.

Пикард делал и исключения. Он не преследовал 250 человек, получивших от пирамиды больше, чем они вложили. Пикард счел, что их финансовое положение не позволяет вернуть доход от аферы Мэдоффа.

Пикард периодически распределяет полученные деньги пропорционально между пострадавшими. В итоге те, кто вложил меньше остальных в пирамиду, уже смогли получить потерянное назад. В прошлом году Пикард полностью рассчитался почти с 1400 жертвами, у которых были претензии до $1,38 млн. Конечно, это лишь деньги, которые они вложили, без учета упущенной прибыли, инфляции и т. д. Но получить всю сумму обратно само по себе уже удивительно.

«В самом начале дела многие ожидали, что, если нам повезет, мы можем получить, как обычно это происходит, 5 или 10 центов за доллар, – сказал Пикард The Daily Record Newswire. – Сегодня я могу сказать прямо: мы добились куда большего. И мы еще не закончили».

Самые известные финансовые пирамиды

Схема Понци

Выходец из Италии Чарльз Понци в начале 1900-х гг. организовал мошенническую схему, используемую во многих финансовых пирамидах. Понци обещал инвесторам 50%-ный доход на вложения в международные почтовые купоны в течение 45 дней. В реальности прибыль первым вкладчикам выплачивалась из средств, полученных от новых клиентов. Инвесторы потеряли около $20 млн, Понци был осужден на пять лет тюремного заключения, а его имя стало использоваться для обозначения схемы финансового мошенничества.

Плагиатор Стэнфорд
В 1993 г. Аллен Стэнфорд возглавил Stanford Financial Group, которая к 2008 г. управляла активами на $50 млрд. Компания действовала по принципу финансовой пирамиды и работала по «схеме Понци». Через Stanford International Bank, зарегистрированный в Антигуа и Барбуде, инвесторам продавали бумаги, гарантировавшие получение высокого процента в будущем. Проценты по инвестициям выплачивались за счет притока новых клиентов. Стэнфорд привлек более 30 000 инвесторов из 100 стран, обманув их на сумму около $7 млрд. В 2012 г. Стэнфорда приговорили к 110 годам лишения свободы.

МММ
В начале 1990-х гг. Сергей Мавроди создал чековый инвестиционный фонд и занялся приемом приватизационных чеков (ваучеров) у населения, обещая сверхприбыли в 1000% годовых. Часть средств инвестировалась в реальные активы, но доходы старым вкладчикам выплачивались за счет вступительных взносов новых. В 1994 г. МММ обвинили в уклонении от уплаты налогов на сумму 49,9 млрд руб., касса компании была арестована. Сам Мавроди был осужден за мошенничество в 2007 г. В ходе следствия было доказано, что он нанес ущерб свыше 110 млн руб. 10 000 потерпевших. (В 1998 г. конкурсный управляющий МММ Константин Глодев говорил, что признанная кредиторская задолженность вкладчикам – около $100 млн. По разным оценкам, пострадали 10–15 млн человек.) Суд приговорил Мавроди к 4,5 года лишения свободы и штрафу в размере 10 000 руб. и обязал его выплатить 20 млн руб. вкладчикам. 

Что дальше

В этом году ставки по вкладам продолжат падение, единодушны опрошенные «Ведомостями» эксперты. По мнению Монастыршина, рублевые ставки упадут в среднем на 0,25–0,75 процентного пункта (п. п.) в зависимости от того, на сколько снизится ключевая ставка. По разным прогнозам, она может опуститься до 6–5,75% годовых. В госбанках, например, ставки сместятся к 3–4,5% годовых при условии снижения ключевой ставки до 6%, полагает начальник управления торговых операций на российском фондовом рынке ИК «Фридом финанс» Георгий Ващенко.

Средняя максимальная ставка по рублевым вкладам в топ-10 банках по итогам года опустится ниже 5%, уверен предправления «ФК Открытие» Михаил Задорнов. Долларовые ставки упадут на 0,25 п. п. вслед за прогнозируемым снижением ставки ФРС, а ставки по вкладам в евро сохранятся на околонулевых значениях, продолжает Монастыршин.

Но падение ставок не сократит притока средств физлиц на вклады, единодушны банкиры и аналитики: свободных средств у населения в текущем году станет больше. По прогнозу Евдокимовой, рост реальных зарплат в 2020 г. превысит 2%, а прирост вкладов в рублях составит 10%. Монастыршин ожидает общего прироста портфеля вкладов на 7%.

Предпочтение россияне, как и годом ранее, отдадут рублю, но вклады в валютах также будут востребованы, полагают эксперты. Например, президент Сбербанка Герман Греф в интервью телеканалу «Россия 1» признал, что его личная стратегия накоплений предполагает мультивалютную корзину: «Большая часть в рублях, но у меня есть деньги, часть накоплений – в долларах, часть – в евро».

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

×
Рекомендуем посмотреть
Adblock detector