Необоснованная налоговая выгода в 2019 году

Необоснованная налоговая выгода: сделки с взаимозависимыми лицами

Главным документом, в котором раскрывается понятие обоснованной и необоснованной налоговой выгоды, служит постановление пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53, в котором указано два определения обоснованной и необоснованной налоговой выгоды.

Так

  • под обоснованной налоговой выгоды понимается уменьшение налоговых платежей в результате экономически оправданных  и законных действий компании, которые направлены на сокращение налогов путем применения установленных налоговым законодательством способов (применение налоговых льгот, налоговых вычетов, пониженных налоговых ставок, целесообразность затрат);

  • под необоснованной налоговой выгоды понимается снижение налоговых платежей с использованием не законных  запрещенных способов или экономически неоправданных действий (такими обстоятельствами является нереальность осуществленных операций, подмена их содержания, неоправданность произведенных затрат, взаимоотношения с сомнительными контрагентами).  

Таким образом, применяя для оптимизации законные методы, налогоплательщик получает обоснованную налоговую выгоду.

Выгода, полученная в результате неправомерного снижения налоговой нагрузки, является необоснованной. 

Отметим, что необоснованность налоговой выгоды устанавливается по совокупности всех обстоятельств, сопровождающих факты получения необоснованной налоговой выгоды.

При этом  факт получения необоснованной налоговой выгоды обязательно должен быть доказан соответствующими документами.

Например, налоговыми органами могут быть установлены факты нарушения налогового законодательства, например, такие как:

  • сокрытие выручки, повлекшее занижение налогооблагаемой базы по налогу на прибыль и как следствие недоплату налога на прибыль;  

  • искусственное завышение затрат, уменьшающих налогооблагаемую базу по налогу на прибыль, повлекшее занижение налогооблагаемой базы по налогу на прибыль и как следствие недоплату налога на прибыль;  

  • выплата заработной платы сотрудникам фирмы в конвертах).

 Или налоговыми органами могут быть установлены, что компании были известны следующие факты:

  • о сомнительности контрагента (письмо ФНС России от 11.02.2010 № 3-7-07/84);

  • отсутствии связи осуществленных операций с реальной экономической целью деятельности (пп. 3 и 4 постановления № 53, постановление президиума ВАС РФ от 14.02.2012 № 12093/11);

  • фиктивности документов, оформленных на несуществующую сделку или сделку, подменяющую собой реально осуществленную (постановления ФАС Волго-Вятского округа от 28.09.2010 № А28-18725/2009, Северо-Западного округа от 16.08.2013 № А81-3642/2012);

  • невозможности выполнения контрагентом операций, отраженных в документах (постановление ФАС Московского округа от 16.04.2010 № КА-А40/3371-10);

  • наличии в цепочке поставщиков фирм-однодневок (письмо ФНС России от 24.07.2015 № ЕД-4-2/13005@).  

Таким образом, избежать подозрений в получении необоснованной налоговой выгоды  фирмы должна проявлять осмотрительность и осторожность (п. 10 постановления № 53).

Итак, налоговая выгода может быть признана необоснованной, если хозяйственные операции учтены организацией не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или не были связаны с разумными экономическими причинами и иными целями делового характера.

Получается, что необоснованной признается выгода, получаемая от операций, произведенных для того, чтобы сэкономить на налогах и которую налогоплательщик не может подтвердить “разумными экономическими или иными причинами”.

В этом случае нарушителей ждет взыскание сэкономленного налога, но только уже в виде пени и штрафа.

Есть ряд факторов, свидетельствующих о том, что налогоплательщик получил необоснованную налоговую выгоду.

И эти факторы будут учтены налоговыми органами при проверке налогоплательщика.

Часть из таких факторов содержится в пункте 6 постановления № 53:

  • маленький срок самого существования компании, то есть создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции;

  • наличие признака взаимозависимости с контрагентом при совершении сделки;

  • разные  условия между совершаемой сделкой и обычными сделками, которые осуществляются фирмой;

  • привлечение посредников при осуществлении хозяйственных операций;

  • наличие нестандартных операций по расчетному счету компании;

  • наличие правонарушений в налоговой сфере.

Другие признаки недобросовестности можно посмотреть в действующей редакции приказа ФНС России от 30.05.2007 № ММ-3-06/333@, который содержит перечень критериев для осуществления самостоятельной оценки компаниями рисков проведения у них выездных налоговых проверок.

К таким критериям относятся:

  • наличие низкого уровня налоговой нагрузки и рентабельности;

  • отражение в налоговой декларации по налогу на прибыль убытков за счет необоснованного завышения расходов;

  • низкая заработная плата по сравнению со средними показателями по отрасли;

  • существование риска выхода за пределы ограничений, рассчитанных для возможности применения специальных режимов;

  • неоправданное взаимоотношение с контрагентами через цепочку промежуточных лиц;

  • частая смена места постановки на налоговый учет;

  • непредставление документов и пояснений по запросам ИФНС, нарушение сроков хранения документов;

  • наличие высокого налогового риска при осуществлении отдельных операций.

Есть еще группа подозрительных признаков, однако сами по себе они не опасны для налогоплательщика, но во взаимосвязи привлекут внимание налоговых органов:

  • неритмичный характер хозяйственных операций;

  • нарушение налогового законодательства в прошлые периоды;

  • разовый характер операции;

  • осуществление операции не по месту нахождения налогоплательщика;

  • осуществление расчетов с использованием одного банка;

  • осуществление транзитных платежей между участниками взаимосвязанных хозяйственных операций;

Отметим, что перечень подозрительных признаков не является закрытым.

На необоснованность налоговой выгоды могут указывать и другие обстоятельства.

Важно, чтобы они были подтверждены доказательствами.

Количественные показатели ряда этих критериев, на которые следует ориентироваться компании, указаны в приложениях 2–4 к приказу № ММ-3-06/333@.

Отдельно в этом документе рассмотрены показатели высокого налогового риска (п. 12 приложения 2) и описан ряд схем получения необоснованной налоговой выгоды (приложение б/н).

Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что при совершении хозяйственных операций налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему было известно о нарушениях, которые допустил контрагент.

Налоговая выгода также может быть признана необоснованной, если налоговый орган сможет доказать, что деятельность компании, его взаимозависимых или аффилированных лиц направлена на совершение операций, связанных с получением налоговой выгоды, преимущественно с контрагентами, не исполняющими свои налоговые обязанности.

Таким образом, обязанность по доказательству получения компанией необоснованной налоговой выгоды лежит на налоговых органах.

Собранные доказательства должны основываться на фактах, установленных в ходе мероприятий налогового контроля, а также базироваться на основании полученной информации по этим фактам.

Таким образом, каждое обстоятельство получения фирмой необоснованной налоговой выгоды носит строго индивидуальный характер и должно быть подтверждено в ходе проведения налоговой проверки соответствующими доказательствами.

Необоснованная налоговая выгода в 2019 году

В соответствии с поправками уменьшить налоговую базу или сумму налога к уплате можно, если (п. 1,2 ст. 54.1 НК РФ в ред., действ. с 19.08.2017):

  • отсутствуют искажения сведений о фактах хозяйственной жизни, об объектах налогообложения, которые отражаются в налоговом или бухгалтерском учете либо налоговой отчетности;
  • неуплата налога, неполная уплата налога, его зачет или возврат не являются целью, ради которой была совершена вся сделка или операция;
  • обязательство по сделке исполнено стороной договора и/или иным лицом, которому было поручено исполнение данного обязательства по закону или договору. Это может быть договор комиссии, агентирования и др.

Вместе с тем необоснованная налоговая выгода не возникает просто в силу того, что (п. 3 ст. 54.1 НК РФ в ред., действ. с 19.08.2017):

  • первичные документы были подписаны неустановленным или неуполномоченным лицом;
  • контрагент нарушил законодательство о налогах и сборах;
  • налогоплательщик мог добиться того же экономического результата, совершив иные сделки или операции.

Указанные правила применяются при определении суммы сборов и страховых взносов и распространяются на их плательщиков, а также налоговых агентов (п. 4 ст. 54.1 НК РФ в ред., действ. с 19.08.2017).

Закон о необоснованной налоговой выгоде N 163-ФЗ дополнил НК РФ нормой о том, что выявлять обстоятельства, указывающие на необоснованную налоговую выгоду, и доказывать их должны налоговики в рамках налогового контроля с учетом норм, прописанных в разделе V.1 НК РФ (п. 5 ст. 82 НК РФ в ред., действ. с 19.08.

2017), который посвящен налоговому контролю сделок между взаимозависимыми лицами. Но как это понимать, если в соответствии с НК проверять цены и делать доначисления таким лицам может только ФНС, а не инспекции на местах (п. 2 ст. 105.3 НК РФ)? На практике, правда, уже бывали случаи, когда специалисты ИФНС все же пересчитывали доходы и расходы налогоплательщика по методикам, указанным в разделе V.

Так что же, изменили что-то поправки или нет? Если читать новую редакцию НК буквально, то да. Теперь и контролеры на местах могут воспользоваться положениями о налогообложении в сделках между взаимозависимыми лицами, и ФНС для этого не нужна. Но даже если законодатели не предполагали такой трактовки новых норм, это ничего не меняет.

Необоснованная налоговая выгода: что изменилось

На протяжении многих лет налоговики методично борются с так называемыми налоговыми схемами. Инспекторы выявляют сделки, которые, по их мнению, совершены с целью сокрытия налогов, и принимают меры. В частности, аннулируют расходы и вычеты НДС, предъявленные участниками таких сделок.

До 19 августа этого года действия налоговиков по борьбе со схемами не были регламентированы Налоговым кодексом. Сотрудники ИФНС руководствовались критериями, изложенными в постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.06 № 53 (далее — Постановление № 53). Этот документ ввел понятие необоснованной налоговой выгоды и описал признаки, которые могут на нее указывать.

Также в Постановлении № 53 упоминается должная осмотрительность, которую необходимо проявлять при выборе контрагента. Отсутствие должной осмотрительности объявлено поводом для того, чтобы признать налоговую выгоду необоснованной (подробнее см. «Как налогоплательщики доказывают в суде реальность своих расходов и вычетов по НДС с помощью сервиса для проверки контрагентов»).

Начиная с 19 августа 2017 года, действует статья 54.1 НК РФ, которая называется «Пределы осуществления прав по исчислению налоговой базы и (или) суммы налога сбора, страховых взносов» (введена Федеральным законом от 18.07.17 № 163-ФЗ). Эта статья посвящена вопросам законного и незаконного признания расходов и предъявления вычетов. В ней определены конкретные действия налогоплательщика, которые расцениваются как злоупотребление своими правами.

В письме от 31.10.17 № ЕД-4-9/22123@ представители ФНС России разъяснили: статья 54.1 НК РФ не упорядочивает правила, сформулированные в Постановлении № 53. Данная статья представляет собой новый подход к проблеме злоупотребления со стороны налогоплательщиков. При этом новый подход сформирован с учетом сложившейся судебной практики.

Кроме того, в указанном письме говорится, что после вступления в силу статьи 54.1 НК РФ налоговики при проверках больше не должны руководствоваться Постановлением № 53. Это значит, что ревизоры не вправе использовать отраженные в этом документе понятия, например, «необоснованная налоговая выгода» и «должная осмотрительность».

Примеры искажения отчетности и признаки налоговых схем

Федеральный закон от 18 июля 2017 года № 163-ФЗ делает попытку ввести своего рода налоговые границы для плательщиков при осуществлении прав и выполнении обязанностей.

Необоснованная налоговая выгода в 2019 году

Отчасти он решает и проблему использования плательщиками формально законных действий с основной их целью:

  • не исполнить либо не целиком исполнить налоговые обязанности по уплате налогов;
  • получить право на возмещение налога – возврат/зачет.

То есть речь в новых нормах идёт о противодействии государства агрессивным способам оптимизации налогового бремени.

В письме № ЕД-4-9/22123@ приведены примеры искажений, подпадающих под пункт 1 статьи 54.1 НК РФ. Это дробление бизнеса, направленное на незаконное использование специальных налоговых режимов. Также это искусственное создание условий, позволяющих применять пониженные налоговые ставки, льготы и освобождение от уплаты налога.

Кроме того, из письма следует, что об умышленных действиях и о наличии налоговой схемы могут говорить факты юридической, экономической или иной подконтрольности участников сделки. Речь идет о ситуациях, когда проверяемый налогоплательщик или его должностное лицо имели возможность влиять на условия и результаты деятельности, манипулировать сроками или порядком проведения расчетов (см. также «Налоговые риски: можно ли заключать сделки между «своими» фирмами и ИП»).

Однако даже если участники схемы не были подконтрольны, они могли действовать согласованно, предопределяя движение денежных и товарных потоков и совершая другие запланированные организатором операции. Чтобы доказать умысел и вывести соучастников схемы на чистую воду, инспекторам надлежит разобраться, чьи интересы они преследовали. Тот, кто получил налоговую выгоду, и есть главный нарушитель закона.

Какие принципы проведения налоговых проверок сохранятся

Есть ряд принципов, которых налоговики должны были придерживаться прежде, и которые им придется соблюдать после появления статьи 54.1 НК РФ.

Во-первых, это презумпция добросовестности налогоплательщика. Она предполагает, что пока не доказано обратное, действия налогоплательщика считаются экономически оправданными, а сведения, отраженные им в декларациях и бухгалтерской отчетности — достоверными. Данный принцип, закрепленный в пункте 4 Постановления № 53, продолжает действовать. Об этом сказано в письме ФНС России № ЕД-4-9/22123@.

Во-вторых, полномочия налоговых органов по сбору доказательственной базы остались в прежних рамках. Как и раньше, инспекторы могут проводить мероприятия в соответствии с разделами V, V-1 и V-2 Налогового кодекса. Никаких дополнительных возможностей им не предоставили.

В-третьих, очень важный момент «перекочевал» из Постановления № 53 в статью 54.1 НК РФ. Это утверждение о том, что возможность достижения того же результата путем заключения других законных сделок сама по себе не свидетельствует о необоснованной налоговой выгоде. Точно такое же утверждение сделано и в отношении ситуации, когда контрагент налогоплательщика не исполнил своих налоговых обязательств. Данный факт не является самостоятельным основанием для аннулирования расходов и вычетов.

Статья 54.1 НК РФ запрещает любое искажение отчетности с целью снижения размера платежей в бюджет. Наказание следует за умышленные действия. Это означает, что контролирующему органу придется доказывать природу ошибок, имеющихся в документах.

Исправлению такие отчеты подлежать не будут. Налоговая инспекция спишет все затраты, искажающие смысл хозяйственной операции. Подход отличается от позиции, озвученной ВАС РФ в постановлении № 53. Ранее судам рекомендовали пересчитывать размер обязательств.

В письме ФНС России подробно описаны 2 неотъемлемых признака правомерного соглашения:

  • цель сделки не связана с уклонением от налогов или сборов;
  • договор исполнен заключившими его сторонами.

ФНС РФ отмечает, что несоответствие хотя бы одному требованию является основанием отказа в учете. Инспекторам на местах предписано тщательно анализировать соглашения на предмет реальности. От формального подхода отказались окончательно. Претензии контролирующего органа не могут строиться лишь на процедурных ошибках или недочетах в первичной документации.

Примеры искажения отчетности и признаки налоговых схем

В пункте 1 статьи 54.1 НК РФ говорится, в каких случаях запрещено уменьшать облагаемую базу и сумму налогов к уплате. Так, уменьшение невозможно, если оно является результатом искажения сведений о фактах хозяйственной жизни и объектах налогообложения.

Авторы письма № ЕД-4-9/22123@ разъяснили, что применять указанную норму можно, только если сведения были искажены умышленно. То есть когда налогоплательщик сознательно отразил в учете неверную информацию, применил неправильную налоговую ставку, льготу или выбрал не тот налоговый режим. То же относится и к налоговым агентам, сознательно манипулирующим статусом налогоплательщика либо налогового агента и не удерживающим положенные суммы НДФЛ или НДС.

Наличие умысла в налоговом правонарушении должно быть отражено в актах и решениях по результатам проверок. Чтобы зафиксировать умышленное внесение недостоверных сведений в налоговую декларацию, налоговикам недостаточно просто перечислить все сделки, позволившие получить налоговую выгоду. Ревизоры обязаны назвать конкретные действия налогоплательщика и доказать, что они совершены намеренно.

Выводы

Контроль за схемами с использованием фирм-однодневок и дроблением бизнеса вполне проработан ФНС уже сегодня, и доводы налоговиков уже не раз находили понимание в судах. То есть переключиться на массовое доказывание умысла (с соответствующими повышенными санкциями) им не составит труда. Дело техники, что называется: немного отредактировать акты налоговых проверок и решения о привлечении к налоговой ответственности.

И сегодня особенно важно предугадать повышенный интерес налоговиков к своему контрагенту. А для этого нужно активно пользоваться хотя бы тем ограниченным набором инструментов для анализа, который на данный момент доступен каждому. Как, например, Контур.Фокус, доступный обычным пользователям.

1) Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что компания действовала без должной осмотрительности и осторожности и фирме должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом. 

2) Обязанность по доказательству получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды возложена на налоговые органы.

Необоснованная налоговая выгода в 2019 году

Во-вторых, налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Здесь нужно учитывать, что возможность достижения того же экономического результата с меньшей налоговой выгодой, полученной налогоплательщиком путем совершения других предусмотренных или не запрещенных законом операций, не является основанием для ее признания необоснованной.

В-третьих, о необоснованности налоговой выгоды могут свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о наличии следующих обстоятельств:

  • невозможность реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг;

  • отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств;

  • учет для целей налогообложения только хозяйственных операций, непосредственно связанных с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций;

  • совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета.

При каких условиях можно принять расходы и вычеты

Согласно пункту 2 статьи 54.1 НК РФ, налогоплательщикам, не искажавшим сведений о своей хозяйственной деятельности и об объектах налогообложения, разрешено уменьшать облагаемую базу и сумму налога к уплате. Но не всегда, а при одновременном соблюдении двух условий.

Первое условие — основной целью сделки или операции не является неуплата, зачет или возврат налога.

Необоснованная налоговая выгода в 2019 году

Второе условие — обязательство по сделке исполнено лицом, которое является стороной договора или лицом, которому данное обязательство перешло по закону.

Специалисты ФНС России в письме от ЕД-4-9/22123@ подробно разобрали каждое из двух условий.

Цель сделки

Для соблюдения первого условия необходимо, чтобы сделка преследовала разумную деловую цель, а не налоговую экономию. На отсутствие деловой цели указывает бизнес-решение, не свойственное предпринимательскому обороту. В качестве примера авторы комментируемого письма привели присоединение убыточной компании, не владеющей активами. Такая операция заведомо совершена не в интересах присоединяющей стороны, поэтому ее цель, скорее всего, не является деловой.

Однако в письме есть предостережение: сотрудники ИФНС не должны настаивать на том, чтобы налогоплательщик избрал тот или иной вариант построения хозяйственных операций. Главное, чтобы выбранный вариант не был искусственным.

Чтобы аннулировать расходы и вычеты покупателя, инспекторам нужно доказать, что поставщиком является не тот, кто указан в первичных документах, а иное лицо, например, сам покупатель. Для этого проверяющие должны провести осмотр территории, сопоставить объем товара с размерами склада, опросить должностных лиц налогоплательщика, его покупателей, поставщиков и проч. Плюс к этому налоговикам следует взять у сторон сделки образцы почерка и назначить почерковедческую экспертизу.

Подозрительными являются такие факты, как использование поставщиком и покупателем одного IP-адреса и хранение печатей и документов продавца в офисе покупателя. Вероятно, эти обстоятельства свидетельствуют об обналичивании средств, то есть о схеме, когда деньги переводятся фиктивному поставщику, а потом нелегально возвращаются покупателю. Очевидно, что подобные операции не дают права на вычеты и расходы.

При этом налоговики обязаны учитывать пункт 3 статьи 54.1 НК РФ. В нем говорится, что подписание первичных документов неустановленным или неуполномоченным лицом не может служить самостоятельным основанием для отмены вычетов и расходов.

Пределы поставлены

19 августа 2017 года вступил в силу Федеральный закон № 163-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации». В соответствии с ним в части первой НК появилась новая статья 54.1 — «Пределы осуществления прав по исчислению налоговой базы и (или) суммы налога, сбора, страховых взносов».

Новая статья гласит, что «не допускается уменьшение налогоплательщиком налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате налога в результате искажения сведений о фактах хозяйственной жизни (совокупности таких фактов), об объектах налогообложения, подлежащих отражению в налоговом и (или) бухгалтерском учете либо налоговой отчетности». Это же положение распространяется и на сборы со страховыми взносами.

В преддверии вступления закона в силу ФНС выпустила посвященное ему письмо от 16.08.2017 № СА-4-7/16152@ (далее — письмо № СА-4-7/16152@). И в нем говорится, что «при доказывании фактов неисполнения обязанности по уплате налогов или необоснованного получения права на их возмещение необходимо обеспечить получение доказательств, свидетельствующих об умышленном участии проверяемого налогоплательщика в целенаправленном создании условий, направленных исключительно на получение налоговой выгоды». То есть ФНС четко ассоциирует применение статьи 54.1 с умышленным уклонением от налогов (и штрафом в 40 % от суммы налога).

В письме № СА-4-7/16152@ конкретизируются критерии умышленности. Это, в частности:

  • «юридическая, экономическая и иная подконтрольность спорных контрагентов проверяемому налогоплательщику»;
  • «транзитные операции между взаимозависимыми или аффилированными участниками взаимосвязанных хозяйственных операций, в том числе через посредников, с использованием особых форм расчетов и сроков платежей»;
  • обстоятельства, свидетельствующие о «согласовании действий участников хозяйственной деятельности и т. п».

Правда, в этом же письме подчеркивается, что налогоплательщик отвечает только за первое звено в цепочке контрагентов (линия, установленная более ранним письмом ФНС от 23.03.2017 № ЕД-5-9/547@).

Кстати, согласно той же статье 54.1 НК, уменьшить налог можно только в том случае, если «обязательство по сделке исполнено лицом, являющимся стороной договора, и (или) лицом, которому обязательство по исполнению сделки передано по договору или закону». То есть теперь налоговики будут с особой тщательностью проверять, исполнил ли сделку именно тот субъект, который заключил договор.

В письме ФНС № СА-4-7/16152@ указывается, что налоговый орган «не определяет расчетным путем объема прав и обязанностей налогоплательщика, допустившего искажение действительного экономического смысла финансово-хозяйственной операции». То есть в случае формального установления налоговым органом несоответствия хотя бы одному из двух обстоятельств, указанных в пункте 2 статьи 54.1 НК РФ и приведенных выше, в праве на учет расходов, а также вычет по НДС будет отказано в полном объеме.

Рекомендации СК и ФНС

Абсолютно в этом же русле написано и более раннее письмо ФНС России от 13 июля 2017 г. № ЕД-4-2/13650@, получившее известность под названием «Совместные рекомендации ФНС и Следственного комитета по выявлению умысла на неуплату налогов».

Задача ставится та же — подвести проверяемые юрлица или ИП под применение пункта 3 статьи 122 НК РФ (умысел). Инспекторам рекомендуется «более продуманно подходить к оформлению актов налоговой проверки и решений о привлечении к налоговой ответственности, акцентируя внимание на том, что правонарушение «совершено в результате целенаправленных, осознанных действий налогоплательщика».

Более того, им прямо предлагается ориентироваться на «стиль изложения, принятый при составлении обвинительных заключений в рамках уголовного процесса» — для того, чтобы акты налоговой проверки впоследствии обретали «уголовно-правовую перспективу» (то есть направлялись в следственные органы для решения вопроса о возбуждении уголовного дела).

Статистика показывает, что прежняя методология редко позволяла налоговикам доказывать умысел. Лишь каждое пятидесятое из судебных дел по статье 122 НК РФ содержало в себе упоминание пункта 3 — да и то суды довольно часто признавали решение налогового органа в этой части недействительным. В рекомендациях констатируется, что причиной этого были ошибки в работе самих налоговых инспекторов, не прилагавших усилий к доказыванию умысла.

Так вот, об умысле, по мнению ФНС России и СК России, могут свидетельствовать следующие обстоятельства:

  • согласованность действий группы лиц, нацеленная на минимизацию налоговых обязательств и обналичивание денежных средств, доказанная фиктивность конкретных хозяйственных операций компании;
  • доказанные факты подконтрольности фирмы-однодневки;
  • имитация налогоплательщиком хозяйственных связей с фирмами-однодневками;
  • сложный и запутанный, продолжающийся во времени, повторяющийся характер действий налогоплательщика в рамках налоговой схемы, исключающий их совершение в рамках обычной деятельности или по неосторожности;
  • прямые улики противоправной деятельности: наличие «черной бухгалтерии», обнаружение печатей и документации фирм-однодневок на территории (в помещении) проверяемого налогоплательщика и др.

Ступенчатая методика

Выявлению взаимозависимости налогоплательщиков ФНС уделяет особое внимание. Группа взаимозависимых лиц — это уже раздел V.1 НК РФ, и в этом случае налоговые последствия по сделкам рассчитываются исходя из рыночных, а не фактических сумм доходов и прибыли. То есть налоговики принудительно корректируют показатели, представленные в налоговой отчетности, приводя их к среднерыночным и доначисляя налоги.

Внутренние рекомендации ФНС содержат советы обращать пристальное внимание на физических лиц — владельцев и директоров компаний, выясняя, в каких еще организациях те числятся совладельцами (в любой доле) или директорами. Должны быть учтены сведения об учредителях, исполнительном органе, совете директоров за все время существования компании, начиная с момента регистрации.

Схему группы рекомендуется строить в графическом виде. То есть, по сути дела, речь идет о чем-то вроде инструмента «Связи» в Контур.Фокусе. Конечно, у ФНС возможностей получения информации больше, поэтому ее графическая схема группы будет сопровождаться еще и указанием на источники получения дохода рассматриваемых физлиц, их имущество, состав семей (включая сведения о доходах и расходах членов семьи).

После того как связи группы установлены, налоговикам предписано выявить внутри нее схемы движения денежных потоков, и здесь, естественно, для анализа подключают банки. На днях как раз заработал механизм обмена данными о ненадежных клиентах: коммерческие банки отслеживают сомнительные операции, указанные в Методических рекомендациях ЦБ РФ от 21.07.

2017 № 18-МР, передают их в Росфинмониторинг, тот — в ЦБ, а ЦБ, в свою очередь, уже рассылает их по всей банковской системе. Кроме банков, к анализу предписано подключать информацию из других ИФНС (в зависимости от места регистрации участников группы), а также некую не названную конкретно информацию из внешних источников.

В ходе финансового анализа предписано особое внимание уделять операциям с заемными средствами внутри группы — на предмет доказывания их возможной экономической неоправданности и, соответственно, отказа в признании расходов.

На финансовый анализ накладывается сопоставление кодов ОКВЭД всех участников группы, сопоставление их бухгалтерской и налоговой отчетности. Таким способом налоговики пытаются выявить технологические особенности бизнеса. Перед ними поставлена четкая задача — распознать и пресечь минимизацию налоговых обязательств, когда функциональные части бизнеса передаются отдельным лицам группы, каждое из которых применяет специальный режим налогообложения.

Дело «Мастер-Инструмента»

Надо подчеркнуть, что в плане выявления взаимозависимых лиц налоговики настроены бескомпромиссно, и судебная система — на их стороне. Ярким примером служит дело компании «Мастер-Инструмент», дошедшее недавно до Конституционного суда РФ.

История такова. В 2005 году руководитель ООО «Мастер-Инструмент» (он же и единственный его участник), его супруга и его мать заключили договор о координации хозяйственной деятельности. Позже в него вступили другие участники — юридические лица, а также индивидуальные предприниматели, применявшие специальные налоговые режимы.

В рекламной информации участники договора использовали наименование «Мастер-Инструмент», они поддерживали общий фирменный стиль и нанимали работников, которые также были заняты в деятельности других участников этого договора. Между собой они годами совершали сделки, связанные с хозяйственной деятельностью, которую вел каждый из них.

В 2014 году Управление ФНС по Волгоградской области оценило их совместную работу как искусственное дробление бизнеса и доначислило ООО «Мастер-Инструмент» налоги в том объеме, в каком оно должно было бы их уплатить, если бы аффилированные с ним налогоплательщики не принимали участия в предпринимательской деятельности. Помимо этого, ООО привлекли к налоговой ответственности за неуплату налогов в требуемом размере.

Суды всех инстанций оставили это решение в силе.

В 2016 году ООО «Мастер-Инструмент» было признано банкротом. В 2017 году его учредитель привлечен в качестве обвиняемого по пункту «б» части 2 статьи 199 УК РФ (уклонение от уплаты налогов организации путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, совершенное в особо крупном размере).

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

×
Рекомендуем посмотреть
Adblock detector