Россия-2024: Стратегия социально-экономического развития

Уроки турбулентного десятилетия

На протяжении минувшего десятилетия формировались важные тренды и условия, которые в значительной мере будут определять развитие глобальных процессов на обозримую перспективу.

Прежде всего произошло беспрецедентное ускорение технологического обновления, что привело к взрывному росту инноваций. Беспрецедентным стал и темп изменений. Инновации, меняющие жизнь человека, происходят за считаные годы, в рамках жизни одного поколения. Новые технологии качественным образом трансформируют все сферы жизнедеятельности. Обозначим наиболее важные из этих новых вызовов.

Наши задачи заключаются в обеспечении устойчивого роста благосостояния и конкурентоспособности – как каждого отдельного человека, так и всего общества

Динамизм новых технологий усиливает непредсказуемость многих процессов современного мира. Отсюда возникает необходимость уточнения роли долгосрочного стратегического планирования и прогнозирования. При естественном желании “заглянуть за горизонт” их надежность будет ограниченной. Это не означает, что работа над документами долгосрочного характера утрачивает актуальность.

Однако важно определить их роль как инструментов выработки и реализации политики, которые могут и должны изменяться при изменении объективных обстоятельств. В современных условиях более надежным инструментом управления могут быть программы на пять-шесть лет. Именно таким документом являются “Основные направления деятельности правительства”, принятые на заседании правительства 27 сентября.

Технологическая дефляция – новый важный феномен, меняющий и саму реальность, и традиционные представления о ней. Речь идет о быстром удешевлении инноваций – настолько быстром, что это может оказывать влияние на традиционную статистику ВВП. Более того, некоторые продукты и услуги (например, в сфере связи и информации) не только становятся дешевле, но предоставляются потребителям почти бесплатно. Следовательно, при анализе экономической динамики важно учитывать не только количественные, но и качественные сдвиги.

Современные “электронные” товары, распространение сетевых технологий позволяют радикально снизить как стоимость владения привычным набором благ для потребителя, так и уменьшить издержки на их предоставление – для производителя. В результате при сохранении того же или даже более высокого уровня потребления объем создаваемой в экономике добавленной стоимости сокращается, что статистически может приводить к замедлению темпов роста (а то и к сокращению уровня) ВВП.

Опыт минувшего десятилетия подводит к некоторым важным выводам. Во-первых, для всех развитых стран, для России четко обозначилась ситуация, когда остановка спада не означает одновременного возобновления роста. Необычность этой ситуации породила дискуссию о долгосрочной стагнации. Теперь мы понимаем, что это, мягко говоря, преувеличение. Но между остановкой спада и ростом лежит довольно длительный период, когда происходит формирование предпосылок новой фазы роста.

Во-вторых, преодоление стагнации не может быть достигнуто исключительно макроэкономическими мерами (денежной или бюджетной политикой). Эти меры могут быть мощным антикризисным средством, но они не гарантируют автоматически посткризисное восстановление.

В-третьих, для возобновления роста необходимы структурные и институциональные реформы. Приоритетные сферы структурных реформ в настоящее время практически идентичны для ведущих стран мира. Это развитие человеческого капитала, прежде всего образования и здравоохранения, инфраструктуры, совершенствование государственного управления.

Источником низких темпов становится устойчивое превышение национальных сбережений над накоплениями (инвестициями). Деньги накапливаются у предприятий и банков, но мало кто решается их занимать для инвестиций. Это проблема неопределенности экономической и политической жизни, опасения бизнеса брать на себя повышенные риски. Россия здесь не стала исключением.

Наконец, сверхмягкая политика денежного стимулирования, к которой прибегли многие ведущие страны, обернулась значительными бюджетными дефицитами и ростом государственного долга, который для ряда развитых стран приблизился или превышает размер ВВП.

Россия в данном отношении пока находится в достаточно благоприятной ситуации – у нас устойчивый бюджет, низкий государственный долг, причем госдолг, номинированный в иностранной валюте, чрезвычайно мал. И впервые за тридцать лет удалось подавить инфляцию до уровня, обеспечивающего макроэкономическую стабильность.

За минувшее десятилетие обозначились непростые социальные проблемы развитых стран. С одной стороны, налицо рост неравенства и длительная стагнация доходов значительной части населения. Для России же тема неравенства является особенно болезненной вследствие резких перемен в годы посткоммунистической трансформации.

С другой стороны, растет беспокойство относительно перспектив занятости в условиях грядущего, как утверждают, массового внедрения роботов и искусственного интеллекта. По-видимому, рынок труда ожидают серьезные изменения. Происходит поляризация рынка труда, когда растет и количество рабочих мест с высокими требованиями к квалификации (интеллектуальных, высокотехнологичных), и количество рабочих мест с низкими требованиями, а середина “проваливается”, то есть средние по качеству рабочие места сокращаются за счет автоматизации.

Россия-2024: Стратегия социально-экономического развития

Социальные проблемы и усиление социальной неопределенности имеют политические последствия, обусловливая рост популистских настроений и поддержки отражающих эти настроения политических сил. По сути, технологические сдвиги ведут к трансформации политического ландшафта.

Резкая политизация международных экономических отношений – еще одно следствие периода турбулентности. Силовой подход, санкции, торговые войны, искусственные барьеры, идущие вразрез с экономическими соображениями, политически мотивированные преграды на пути взаимовыгодных проектов сегодня превратились в реальность, с которой придется считаться.

Эффективная социальная политика требует нового качества здравоохранения. К 2022 г. планируется обеспечить доступность первичной медико-санитарной помощи для всех населенных пунктов России

Но в глобальной экономике существует и другой тренд. Именно он является фундаментальным и долговременным. Речь идет о все более тесной интеграции и взаимозависимости рынков, отраслей, сегментов, наконец, самой продукции и услуг. Не будем уже говорить о колоссально возросшей взаимозависимости энергетических и финансовых рынков, рынка транспортных услуг и информации.

Россия не будет строить барьеры на пути международных экономических отношений. Мы не будем закрываться от глобального рынка и тем более игнорировать его. Одним из наших приоритетов является расширение участия России в мировой торговле, формирование собственных цепочек добавленной стоимости, участие во внешнеэкономических союзах и соглашениях.

Анализируя уроки турбулентного десятилетия, будет уместным остановиться на полученном опыте в той сфере, которая применительно к российской экономике обсуждается едва ли не чаще остальных. Своего рода символом возможностей России и одновременно ее уязвимости, критерием экономической устойчивости и ориентиром изменения хозяйственной структуры уже многие годы и даже десятилетия служит нефть.

Сделанные из этого выводы, во-первых, заключаются в том, что мы приняли бюджетное правило, снижающее зависимость от нефтяной конъюнктуры. Во-вторых, стала давать эффект поддержка неэнергетических секторов. В 2017 г. рост доходов консолидированного бюджета более чем наполовину был обеспечен ненефтегазовыми доходами.

В-третьих, во многом благодаря эффективной политике России на мировом рынке удалось достичь более сбалансированного соотношения между спросом и предложением. Напомню, что так называемое соглашение ОПЕК в период его подготовки вызывало у многих крайне скептическое отношение. Тем не менее в условиях, когда большинство международных договоренностей и партнерств рушится на глазах, позиция нашей страны сыграла ключевую роль в том, чтобы соглашение стран – экспортеров нефти реально заработало.

Впрочем, проблема изменения структуры нашей экономики никак не утрачивает своей актуальности. Дискуссии о том, что будет происходить с нефтяным рынком, не заканчиваются. Можно констатировать, что оправдались высказанные в 2015 г. предположения о высокой устойчивости новых технологий к волатильности этого рынка при том, что скептиков было более чем достаточно.

Не станем с уверенностью предсказывать динамику производства и сбыта электромобилей, дальнейшего развития альтернативных источников энергии и роста эффективности энергопотребления, хотя эти тенденции и становятся все более убедительными. И их тоже необходимо учитывать, очерчивая нашу траекторию роста.

Борьба с бедностью и лекарственное обеспечение

Борьба с бедностью в статье премьер-министра обозначена как один из приоритетов, обращает внимание Владимир Назаров. “Обозначено правильно то, что нам нужно сделать для этого, это прежде всего иметь хорошую интегрированную базу данных о доходах домашних хозяйств и об их потребностях. На мой взгляд, еще недостаточно сделано правительством для того, чтобы такую базу данных создать и то, что премьер понимает, что без создания этой интегрированной базы данных мы не сможем решить проблему снижения бедности, это очень хорошо.

В статье Медведева сказано, что цифровизация экономики будет иметь прямое отношение и к социальной сфере. “Адресность предполагает наличие широкой информационной платформы, которая позволит точнее выделить бедных, определить причины бедности той или иной социальной группы и отдельного домохозяйства, выработать эффективные способы ее преодоления.

Кроме того Медведев указывает, что современная, ориентированная на конкретного человека система здравоохранения не может быть сформирована без гарантии равного доступа к медицинской помощи, а также к лекарственному обеспечению. “При отсутствии такого обеспечения и при необходимости покупать лекарства за свой счет особая угроза возникает для лиц пожилого возраста, больных хроническими заболеваниями, и лиц с доходом ниже уровня бедности”, – пишет премьер в статье.

“Еще одна вещь, которой пока нет в национальных проектах, но в статье это заявлено, и это на самом деле очень важно, особенно в связи с пенсионной реформой и борьбой с бедностью, это проблема лекарственного обеспечения. По сути дела, в статье премьер сказал о желательности создания программы универсального лекарственного обеспечения граждан.

По его словам, в большинстве стран государство несет значительную долю этих расходов, и если врач выписал пациенту лекарство, то государство покрывает от 70% до 90% расходов в зависимости от социального статуса, от стоимости лекарств, медицинских показаний. “Это плохо тем, что у нас статистика бедности в этом плане не очень адекватная.

Траектория роста 2018-2024

Наши задачи, если их сформулировать в концентрированном виде, заключаются в обеспечении устойчивого роста благосостояния и конкурентоспособности – как каждого отдельного человека, каждой семьи, так и всего общества и государства.

Обеспечение благосостояния и конкурентоспособности лежит в основе национальных целей и приоритетных проектов программного майского Указа Президента. Национальные цели одновременно обозначают и вектор развития, и принципиальные условия движения в избранном направлении.

Остановимся на некоторых принципиальных задачах, а также проблемах, возникающих на пути их решения.

Определяющим для качества жизни и роста благосостояния, места нашей страны не только в современном, но и в будущем мире является развитие образования.

По качеству нашего школьного образования мы должны войти в десятку стран-лидеров. Россия и сейчас занимает первое место в мире по международному сопоставительному исследованию читательской грамотности четвероклассников PIRLS, а также входит в десять сильнейших по математической грамотности согласно международному исследованию учащихся 4-х и 8-х классов.

Но, не абсолютизируя роль рейтингов, нам необходимо принимать во внимание, какие проблемы в российском образовании они выявляют на общемировом фоне. Отставание, фиксируемое в соответствующем международном исследовании, показывает, что российские школьники не всегда умеют применять на практике полученные знания.

В числе приоритетов – дополнительное образование детей. В 2017 г. более 70% детей и подростков посещали дополнительные занятия. Традиционно наиболее востребованными являются занятия на базе детско-юношеских спортивных школ, музыкальных школ, домов творчества и др. Создание детских технопарков “Кванториум” обеспечивает рост интереса детей и молодежи к новым технологиям. Следует также обеспечить создание образовательных центров по моделям “Сириуса”, Иннополиса и других подобных организаций.

За 2017 г. люди получили жилищные кредиты на сумму более 2 трлн руб., и динамика остается положительной

Россия-2024: Стратегия социально-экономического развития

Получение высшего образования в нашей стране стало социальной нормой. По данным социологических исследований, в 2017 г. в России порядка 90% родителей хотели бы, чтобы их дети поступили в вузы. В числе главных задач – повышение качества образования в российских университетах и формирование кадрового задела на будущее.

Динамизм технологий требует повышенного внимания к созданию условий для непрерывности образования – образования для взрослых (включая и старшие возраста). Об этом много говорится, но пока повышение квалификации, переподготовка, различные виды стажировок затрагивают лишь около 20% работающего населения.

Особо следует сказать о цифровизации образования, позволяющем во многом выравнивать условия его получения на всех уровнях. Поэтому развитие доступных онлайн-ресурсов и платформ, дистанционное обучение должны стать нормой в российской системе образования. Однако цифровизация требует масштабной работы по повышению квалификации многих сотен тысяч учителей школ и преподавателей профессиональных учебных заведений. Иначе наши дети, которые уже растут в цифровую эпоху, будут говорить со своими наставниками буквально на разных языках.

Эффективная социальная политика требует нового качества здравоохранения. Реализация национального проекта в сфере здравоохранения в числе первоочередных задач предполагает обеспечение доступности первичной медико-санитарной и скорой помощи. К 2022 г. планируется обеспечить доступность первичной медико-санитарной помощи для всех населенных пунктов России, в том числе малонаселенных. К 2024 г.

В системе здравоохранения, как и в сфере образования, принципиальное, а нередко и жизненно важное значение приобретает процесс цифровизации. В наше законодательство уже внесены изменения, необходимые для использования электронных медицинских карт и предоставления телемедицинских услуг. Однако реальное применение цифровых технологий остается еще на низком уровне, значительны региональные различия по уровню внедрения технологий цифрового здравоохранения.

Россия-2024: Стратегия социально-экономического развития

В современном мире государство, называющее себя социальным, не просто должно выполнять данные им социальные обязательства. Социальное благополучие граждан лежит в основе конкурентоспособности общества и государства. Мы и в дальнейшем будем отдавать приоритет проблемам социального развития.

Среди них главная задача на данном этапе – это преодоление бедности. Уровень бедности, который составлял более чем 30% в 1990-х гг., сократился к 2012 г. до 10,7%. Однако в условиях обострения кризиса доля бедного населения к 2017 г. возросла, достигнув 13,2%. В значительной мере это было связано с ускорившейся в тот период инфляцией.

Сегодня мы вышли на исторически низкий уровень инфляции, что является важным условием роста реальных доходов населения и тем самым сокращения бедности. Однако для преодоления бедности низкой инфляции недостаточно. Преодоление бедности требует обеспечения адресности социальной помощи. Исходя из такого подхода, в 2018 г. введена новая форма поддержки семей с детьми – пособие при рождении первенца.

Профиль российской бедности определяют в первую очередь семьи работающих бедных и в особенности семьи с детьми. Так, среди малоимущих семей более 60% составляют семьи с детьми и более 60% малоимущего населения является занятым.

Цифровизация экономики будет иметь прямое отношение и к социальной сфере. Адресность предполагает наличие широкой информационной платформы, которая позволит более четко выделить бедных, определить причины бедности той или иной социальной группы и отдельного домохозяйства, выработать эффективные способы ее преодоления.

Россия-2024: Стратегия социально-экономического развития

Фундаментом, на котором стоит социальное государство, является пенсионная система. Вопрос о будущем пенсионных систем стоит на повестке дня во всех развитых странах, которые сталкиваются со старением населения.

В солидарных пенсионных системах размер пенсий зависит в первую очередь от демографических факторов, которые определяют соотношение численности плательщиков взносов и получателей пенсий. И с момента, когда наша пенсионная система только формировалась, это соотношение радикально изменилось: в 1939 г.

доля лиц старше общеустановленного пенсионного возраста (мужчины 60 , женщины 55 ) составляла 8,6%, в 2002 г. – уже 20,5%, в 2018 г. – 25,4%, а к началу 2036 г. она возрастет до 30%. Если на начало 2018 г. на 1000 лиц трудоспособного возраста приходится около 450 лиц старше трудоспособного возраста, то к началу 2036 г. их число вырастет до примерно 550.

Мы долгое время сохраняли пенсионный возраст, который был установлен еще в 1930-х гг. прошлого столетия, хотя продолжительность жизни за это время стала совсем другой. Очевидно, что сегодня мы уже не можем пользоваться нормами почти 90-летней давности. Но есть еще один аспект – это продолжительность трудовой жизни.

В момент формирования пенсионной системы в 1930-х гг. трудовая жизнь начиналась, как правило, в 14 лет после окончания “семилетки” (длительность обязательного среднего образования), заканчивалась в 60 лет для мужчин и в 55 лет для женщин. Таким образом продолжительность трудовой жизни должна была составить 46/41 год.

Сегодня в силу значительного удлинения периода образования старт трудовой деятельности происходит значительно позже – в большинстве своем в 21-22 года, а благодаря различным льготам по досрочному выходу на пенсию она заканчивается раньше – в среднем в 56 у мужчин и в 53 года у женщин. Продолжительность трудовой жизни тем самым составляет 34 и 31 год соответственно. Нельзя не признать, что это серьезное сокращение. Требования к размеру пенсий растут, при этом трудовой период сокращается.

Развитие пенсионной системы не исчерпывается повышением возраста. Однако без изменения пенсионного возраста все эти меры не могут привести к ее оздоровлению и, главное, – к увеличению размера пенсий. Все финансовые ресурсы, которые появляются при повышении пенсионного возраста, будут направлены на решение именно этой задачи – рост реальных доходов пенсионеров.

Состояние жилищного фонда и вообще рынка жилья – один из важнейших факторов, влияющих на условия и качество жизни практически любой семьи. Трудно переоценить актуальность национального проекта, сочетающего масштабные инвестиции с решением социальных задач, который определяет перспективы жилищного строительства.

Его динамика будет во многом зависеть от эффективности новых регуляторных требований. Можно понять, почему так называемое долевое строительство оказалось столь живучим. Но мириться с бесконечными потерями обманутых дольщиков – невозможно. Эта практика заканчивается, отрасль перейдет на принципы проектного финансирования, как это, кстати, и принято во всех развитых странах. Одновременно перед нами стоит амбициозная задача – увеличить к 2024 г. масштабы строительства жилья.

В настоящее время ставки ипотечных кредитов опустились на рекордно низкий с момента появления этого рынка уровень, а объем кредитования – поднялся на рекордно высокий. За 2017 г. люди получили жилищные кредиты на сумму более 2 трлн руб., и динамика остается положительной. За первые семь месяцев 2018 г.

этот сегмент вырос (по сравнению с аналогичным периодом прошлого года) еще на 68%. Конечно, такие темпы требуют соответствующего контроля за ситуацией. Однако важно, что доля просроченных ипотечных кредитов (сроком 90 дней и более) не только не растет, но даже снизилась на 1 августа 2018 г. до рекордного уровня в 1,95%.

Изменения пенсионной системы

Пенсионная система и повышение пенсионного возраста также были подробно рассмотрены в статье Медведева. Премьер подчеркнул, что все финансовые ресурсы, которые появляются при повышении пенсионного возраста, будут направлены на обеспечение роста реальных доходов пенсионеров. “В этом цель и смысл нынешнего этапа развития пенсионной системы.

По мнению экспертов, иного пути, кроме как повышать пенсионный возраст, сейчас не было, потому что с одной стороны происходит старение населения, с другой стороны – сокращение рабочей силы, соответственно значительно увеличивается нагрузка на бюджет.

“Ничего не делать с пенсионной системой означало бы консервировать проблему и создавать трудности в будущем”, – говорит Владимир Тихомиров.

“По поводу пенсионной системы ранее высказался и президент, и премьер-министр многократно говорил на эту тему. Здесь для меня сюрпризов не было. Вся эта аргументация в принципе давно понятная. Просто он [премьер-министр] еще раз зафиксировал подход, что любая социальная система эволюционирует, и то, что у нас очень сильно изменилась и демографическая ситуация, и ситуация на рынке труда, требует таких же адекватных изменений в пенсионной системе.

По его словам, в какой-то момент общество поймет, что это было правильным решением.

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

×
Рекомендуем посмотреть
Adblock detector