Доказательства в налоговом споре

Доказательства получены вне временных рамок налоговой проверки

В первую очередь нужно обратить внимание на даты, указанные в документах, на которых налоговые инспекторы основывают свою позицию.

Суд не примет во внимание доказательства, полученные до начала проверки или после ее завершения. При этом началом проверки считается дата предъявления налогоплательщику решения о ее назначении, а завершением – дата составления справки о проведенной проверке. Так, в обоснование доначисления организации налога на доходы физических лиц и страховых взносов налоговая инспекция положила показания двух свидетелей.

https://www.youtube.com/watch?v=ytdevru

Суд не принял во внимание эти доказательства, поскольку они были получены после окончания выездной налоговой проверки. Справка о проведенной проверке составлена 08.11.2007, а протоколы допроса свидетелей были датированы соответственно 12.11.2007 и 26.11.2007. Кроме того, показания одного из свидетелей содержали неточные сведения о размере полученной заработной платы. Кроме того, суд отметил и еще одно нарушение: эти доказательства не были приведены в акте налоговой проверки {amp}lt;1{amp}gt;.

Доказательства в налоговом споре: оценка законности

При рассмотрении спора о законности и обоснованности привлечения компании к налоговой ответственности арбитражный суд связан принципом допустимости доказательств. В случае если инспекторы получили доказательства с нарушением закона, то такие доказательства не имеют для суда юридической силы (ч. 2 ст. 50 Конституции РФ; ст. 68 АПК РФ) и он не вправе ссылаться на них в обоснование своего решения.

Для оценки допустимых доказательств на практике судьи предлагают два различных подхода: формальный и неформальный.

Доказательства в налоговом споре

Согласно формальному подходу если Налоговый кодекс устанавливает жесткий перечень доказательств, которые могут подтверждать факт налогового правонарушения или факт экспорта товара, то Арбитражный процессуальный кодекс устанавливает правила оценки этих доказательств, которые в равной степени обязательны для суда, как и требования Налогового кодекса.

Согласно неформальному подходу свобода в оценке доказательств, предоставляемая суду Арбитражным процессуальным кодексом, и правило о том, что никакие доказательства не имеют заранее установленной силы, дают арбитражному суду право выйти за пределы перечня, установленного Налоговым кодексом, оценив любое иное доказательство, если оно в совокупности с другими доказательствами в достаточной мере подтверждает налоговозначимые обстоятельства (например, факт экспорта товара).

О недопустимости формального подхода в оценке доказательств в налоговом споре заявлял и Конституционный Суд РФ (пост. КС РФ от 14.07.2003 № 12-П).

Все документы и сведения, подтверждающие обстоятельства налогового правонарушения, должны содержаться в решении о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения (п. 8 ст. 101 НК РФ).

Способы сбора доказательств налоговых правонарушений и процедуры их проведения исчерпывающе установлены Налоговым кодексом (ст. 90-100 НК РФ). Также им предусмотрены формы доказательств: протокол (ст. 92, 99 НК РФ), письменное заключение эксперта (ст. 95 НК РФ).

ОНЛАЙН-СЕМИНАР

Виктор Бациев

Бациев Виктор Валентинович –
руководитель проекта “Налог. Поддержка”, действительный государственный советник юстиции 3 класса.

19 января 2017 года

Эффективная защита от налоговых претензий.

Купить запись

Доказательства в налоговом споре

При этом ни фотографии, ни аудиозаписи, ни видеозаписи в Налоговом кодексе (в отличие от КоАП РФ) не указаны. Остается неясным вопрос об их назначении и юридической силе в качестве доказательств налогового правонарушения.

Для ответа на него важно знать, кем и в связи с чем такие доказательства предоставляются. Если налоговым органом, то суд вправе их отклонить, поскольку права инспекторов не могут расширяться сверх законно установленных (принцип административного права: администратору разрешено только то, что предписано законом – формальный подход).

Компания как слабая сторона административных правоотношений не связана определенной формой и способом получения доказательств (неформальный подход).

Такое правовое неравенство конституционно детерминировано. Конституционный Суд РФ защищал право налогоплательщика предоставлять свои доказательства непосредственно в суд, притом что налоговый орган обязан их собрать и раскрыть на досудебной стадии налогового спора (пост. КС РФ от 14.07.2005 № 9-П).

По мнению автора, назначение альтернативных доказательств в налоговом споре состоит в устранении дефектов в “обычных” доказательствах.

Доказательства в налоговом споре

Например, в ходе допроса свидетеля налоговый орган применяет аудио- или видеозапись. Сопровождающий свидетеля адвокат также ведет аудио- или видеозапись допроса (подп. 6 п. 3 ст. 6 Федерального закона от 31.05.2002 № 63-ФЗ). Когда свидетель знакомится с протоколом допроса после его завершения, он может усомниться в верности фиксации своих слов и выражений допрашивающим лицом.

Для выявления их истинного значения участники допроса могут воспользоваться записями. Записи могут быть применены компанией в вышестоящих налоговых органах или в суде как доказательства порочности протокола допроса свидетеля. Данной цели служат и замечания на самом протоколе, которые может оставить свидетель.

В этой связи применение фирмой фото-, видеосъемки крайне желательно в ходе проведения таких мероприятий налогового контроля, как допрос свидетеля, осмотр помещений, выемка предметов и документов, проведение экспертизы. При этом закон не запрещает налогоплательщику сбор любых альтернативных доказательств.

МНЕНИЕ

Лев Лялин, адвокат, эксперт и член общественного совета Центра общественных процедур “Бизнес против коррупции”:

Оформление косвенных доказательств
В связи с развитием информационных технологий суды могут принимать косвенные доказательства в виде фото- и аудиозаписи, а также скриншоты сайтов и информацию из интернета (ч. 3 ст. 75 АПК РФ; ст. 102 Основ законодательства РФ о нотариате от 11.02.1993 № 4462-I; пост. Пленума ВС РФ от 21.01.2016 № 1; Обзор практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации, утв. Президиумом ВС РФ 16.03.2016).
При этом Арбитражный процессуальный кодекс детально не регламентирует оформление указанных выше доказательств. Полагаю, что их целесообразно представить суду в виде фототаблиц или расшифровок аудиозаписей с подробным описанием того, кем, когда и где производились технические действия по созданию таких документов (с привязкой фотографируемого объекта к местности или аудиозаписи ко времени). В полученном документе необходимо указать: название и адрес объекта (сайта) или расшифровки аудиозаписи, фамилию, имя, отчество, должность и подпись лица, которое создало документ, заверить представляемый в суд документ подписью генерального директора (иного уполномоченного лица) и печатью организации (если она предусмотрена). Кроме того, если информация содержится на иностранном языке, то необходим официальный перевод на русский язык.
Чтобы избежать споров о подлинности, также рекомендую получать указанные выше документы от специализированных организаций в виде оформленных отчетов, а скриншоты лучше всего заверять нотариально. Ведь обстоятельства, подтвержденные нотариусом при совершении нотариального действия, не требуют доказывания, если подлинность нотариально оформленного документа не опровергнута в порядке, установленном статьей 161 Арбитражного процессуального кодекса, или если нотариальный акт не был отменен в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством для рассмотрения заявлений о совершенных нотариальных действиях или об отказе в их совершения (ч. 5 ст. 69 АПК РФ).


Константин Сасов, ведущий юрист компании “Пепеляев Групп”, адвокат, к.ю.н.

Дополнительные доказательства налоговая инспекция представила сразу в суд

Рассмотренное выше ограничение действует не только в тех случаях, если налоговая инспекция в решении о привлечении к ответственности ссылается на сведения, полученные после составления справки по проверке и не отраженные в акте. Суды отвергают и те доказательства, которые налоговая инспекция приводит уже в суде.

Дело в том, что при оспаривании налогоплательщиком решения о привлечении к ответственности налоговая инспекция должна доказать обстоятельства, послужившие основанием для его вынесения. Иными словами, налоговая инспекция должна доказать, что на момент принятия решения оно было правомерным. Если же налоговики представят доказательства, которые подтверждают их позицию, но были получены уже после завершения проверки, это будет означать, что на момент вынесения решения таких доказательств не было, а значит, решение не может считаться законным и обоснованным.

Налоговая инспекция провела выездную проверку за период с 01.01.2002 по 31.12.2004, по результатам которой она составила акт от 31.03.2006 и приняла решение от 08.08.2006 о привлечении организации к ответственности. По мнению налоговой инспекции, договор был подписан неуполномоченным лицом, что подтверждалось ответом соответствующей налоговой инспекции.

Риск того, что суд не согласится с подобным доводом налогоплательщика, возникает в случае, если налогоплательщика привлекли к ответственности в связи с получением необоснованной налоговой выгоды. Так, налоговая инспекция вынесла решение от 29.06.2007 о привлечении организации к ответственности за неуплату НДС и налога на прибыль.

По мнению налоговой инспекции, организация необоснованно получила налоговую выгоду на основании накладных и счетов-фактур, выставленных в ее адрес одним из поставщиков. Это подтверждалось показаниями лица, которое числилось руководителем поставщика, но в суде это лицо пояснило, что не имело отношения к деятельности данного юридического лица.

https://www.youtube.com/watch?v=ytadvertiseru

Кроме того, налоговая инспекция ссылалась на сведения, полученные от налоговой инспекции, в которой состоял на учете данный поставщик: он не отражал полученные от заявителя доходы в своих декларациях. В кассационной жалобе организация сослалась на то, что данный письменный ответ налоговой инспекции был датирован 31.05.

2007 и получен после окончания выездной налоговой проверки. Однако суд отклонил этот довод со ссылкой на п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53, в соответствии с которым налоговый орган вправе представлять суду доказательства получения необоснованной налоговой выгоды и эти доказательства должны быть исследованы судом {amp}lt;3{amp}gt;.

Отдельно следует отметить позицию ФАС Западно-Сибирского округа который полагает, что нормы НК РФ и Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (АПК РФ) вообще не запрещают исследование доказательств, содержащих информацию, полученную налоговыми органами до начала или после окончания проведения налоговой проверки.

В частности, этот суд полагает, что документы, запрошенные инспекцией в соответствующих органах до или после окончания налоговой проверки, которые в совокупности с другими документами подтверждают достоверность сведений и выводов, отраженных в акте налоговой проверки и оспариваемом решении о привлечении общества к налоговой ответственности, должны быть приняты и оценены судом в соответствии с положениями ст. 71 АПК РФ {amp}lt;4{amp}gt;.

Показания свидетеля не оформлены по правилам ст. 90 НК РФ

НК РФ содержит правила, по которым налоговые инспекторы могут получать те или иные доказательства. Прежде всего это касается ст. 90 (опрос свидетеля), ст. 92 (осмотр помещений налогоплательщика), ст. 93 (истребование документов), ст. 94 (выемка документов), ст. 95 (экспертиза) НК РФ. В зависимости от того, какие именно доказательства налоговые инспекторы упомянули в решении и приводят в суде, следует проверить их на соответствие этим статьям.

Пример. В ходе выездной проверки налоговая инспекция выявила факт неудержания организацией налога на доходы физических лиц с выплат гражданке Г. Суд установил, что сотрудники налоговой инспекции не опрашивали Г., ее объяснения были получены оперуполномоченным Управления по налоговым преступлениям ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области, то есть вне рамок налогового контроля. Из материалов дела следовало, что налоговая инспекция не заявляла ходатайств о допросе Г. в качестве свидетеля в судебном заседании.

Суд сделал вывод о том, что объяснения Г. в силу ст. ст. 64 и 68 АПК РФ не могли являться допустимым доказательством, подтверждающим совершение налогового правонарушения. Иных доказательств данного правонарушения налоговая инспекция не представила, в связи с чем суд сделал вывод о недоказанности факта выплаты дохода гражданке Г. {amp}lt;5{amp}gt;.

Интересная практика сложилась по делам, в которых налоговая инспекция доначисляет НДС и налог на прибыль в связи с тем, что обнаруживает недочеты в документах, подтверждающих расходы и вычеты. Часто такие недочеты связаны с тем, что лицо, подписавшее эти документы от имени поставщика, заявляет, что не имеет никакого отношения к деятельности данной организации.

Суды отвергают пояснения данных лиц, полученные в рамках оперативно-разыскных мероприятий. Суды отмечают следующее: объяснения учредителей, руководителей и главных бухгалтеров названных организаций, полученные органами внутренних дел в ходе проведения оперативно-разыскных мероприятий и переданные налоговому органу, обоснованно признаны судом недопустимыми доказательствами, так как они могут являться лишь основанием для проведения налоговыми органами мероприятий налогового контроля {amp}lt;6{amp}gt;.

Если показания получены не органами внутренних дел, а налоговой инспекцией, надо проверить ее действия на соответствие всем требованиям ст. 90 НК РФ. Так, ФАС Дальневосточного округа не принял свидетельские показания, которые налоговая инспекция получила не лично от иностранных работников, а через их представителя {amp}lt;7{amp}gt;.

Экспертиза не проведена или проведена с нарушениями

Налоговый кодекс РФ предоставляет налоговым органам много контрольных полномочий. Поэтому налоговая инспекция должна подтверждать свои выводы надлежащими (соответствующими) доказательствами. Так, в ряде случаев суды не принимают ссылки на свидетельские показания о подписании документов ненадлежащим лицом, если полагают, что инспекция должна была обосновать такой вывод результатами экспертизы подписей. В то же время суд может не принять результаты экспертизы, если установит, что она была проведена с нарушением требований ст. 95 НК РФ.

Пример. Налоговая инспекция доначислила предпринимателю налог на доходы физических лиц, единый социальный налог и НДС в связи с занижением цен продаваемых им автомобилей.

В основу оспариваемого решения было положено заключение экспертов. Суд исследовал этот документ и пришел к выводу, что он в нарушение п. п. 8 и 9 ст. 95 НК РФ не содержит сведений о конкретных исследованиях, проведенных экспертами.

Так, при определении рыночной стоимости реализованных предпринимателем автомобилей экспертам не были известны (так как не были представлены) необходимые характеристики относительно года выпуска, общего технического состояния автомобилей, комплектации, года выпуска и состояния автомобильных колес, состояния двигателя, трансмиссии, ходовой части.

Данное обстоятельство подтверждалось и показаниями эксперта, зафиксированными в протоколе судебного заседания, из которых следовало, что оценка автомобилей проводилась без осмотра автомобилей, налоговому органу были представлены лишь статистические данные.

В результате суд пришел к выводу, что экспертное заключение не отвечало требованиям НК РФ и не могло являться основанием для доначисления поименованных выше налогов {amp}lt;8{amp}gt;.

Нарушения в ходе осмотра помещений

В спорах о расчете налога на имущество, земельного налога, единого налога на вмененный доход и т.д. важное значение может иметь информация, полученная налоговыми органами в ходе осмотра помещений налогоплательщика (ст. 92 НК РФ).

Пример. Налоговая инспекция доначислила организации единый налог на вмененный доход ЕНВД, причем она рассчитала сумму налога, исходя из того, что площадь торгового зала составляла 73,3 кв. м.

К такому выводу налоговая инспекция пришла на основании протокола осмотра помещения от 18.02.2008.

Оценивая этот документ, суд установил, что он не содержал описания помещений, а только констатировал, что аренда подвального помещения была прекращена и площади были заняты другими организациями. Кроме того, осмотр в нарушение ст. 92 НК РФ был произведен в присутствии лишь одного понятого.

https://www.youtube.com/watch?v=upload

В результате суд счел недоказанным утверждение налоговой инспекции о величине физического показателя и рассчитал налог, исходя из площади всего 6 кв. м. {amp}lt;9{amp}gt;.

Как предотвратить незаконное получение доказательств

Наконец налогоплательщик может сам оспорить действия налоговых инспекторов по получению и формированию доказательств. НК РФ позволяет и это при условии, что налоговики нарушают соответствующую процедуру. Так, в рамках выездной проверки налоговая инспекция приняла постановление о производстве выемки документов у налогоплательщика.

Пример. Организация обратилась в суд с заявлением о признании недействительным данного постановления и о признании незаконными действий налогового инспектора по выемке документов. Суд удовлетворил заявленные требования по следующим основаниям.

Выемка документов и предметов производится на основании мотивированного постановления должностного лица налогового органа, осуществляющего выездную налоговую проверку (п. 1 ст. 94 НК РФ). Таким образом, налоговый орган в постановлении о производстве выемки документов должен был обосновать наличие реальной угрозы уничтожения, сокрытия, изменения или замены этих документов.

По мнению налоговой инспекции, приведенному в суде, угроза уничтожения искомых документов была реальной в связи с тем, что контрагенты налогоплательщика отсутствовали по юридическому адресу, а их руководители учредили еще ряд юридических лиц. Суд отверг этот довод, поскольку он не был указан в оспариваемом постановлении {amp}lt;10{amp}gt;.

Как найти нарушения в решении о привлечении к ответственности

После того как проверка уже состоялась и налоговая инспекция вынесла решение о привлечении к ответственности, налогоплательщику целесообразно перечитать решение о проведении проверки и сравнить эти два документа. Может оказаться, что предмет или период проверки, указанные в итоговом решении, не совпадают с теми, которые отражены в решении о проведении проверки.

Так, налоговая инспекция провела выездную проверку ООО по вопросам соблюдения законодательства о налогах и сборах за период с 01.07.2001 по 31.12.2003. По результатам проверки был составлен акт и было принято решение о привлечении налогоплательщика к ответственности. Организации доначислили НДС, налог на прибыль, земельный налог, а также соответствующие пени и штрафы. ООО оспорило это решение в суде.

Только после того, как дело было направлено на новое рассмотрение, суды обратили внимание на то, что в решении о проведении налоговой проверки содержался перечень вопросов, подлежащих проверке, и этот перечень не включал земельный налог. В то же время представленная налоговой инспекцией копия программы выездной проверки содержала указания на конкретные виды налогов, в том числе на земельный налог.

Суды первой и апелляционной инстанций решили, что сотрудники налоговой инспекции не вышли за пределы вопросов, указанных в программе проведения проверки, а отсутствие в перечне упоминания о земельном налоге было технической ошибкой.

По мнению суда апелляционной инстанции, слова “проверка соблюдения законодательства о налогах и сборах” в решении о проведении проверки означают, что налоговые инспекторы вправе проверять любые налоги, плательщиком которых являлось ООО. Кассационная инстанция не согласилась с этими доводами и вынесла решение в пользу налогоплательщика.

Суд указал, что решение о проведении проверки не содержало сведений о назначении выездной проверки по земельному налогу и не определяло период, подлежащий проверке по данному налогу. Суд отверг довод налоговой инспекции о технической ошибке, поскольку в материалах дела отсутствовали доказательства, свидетельствовавшие об ее последующем устранении.

В итоге решение о привлечении к ответственности было признано недействительным в части доначисления земельного налога {amp}lt;11{amp}gt;.

В то же время надо учитывать, что наличие незначительных опечаток не поможет налогоплательщику добиться в суде отмены решения о привлечении к ответственности.

Пример. 20.06.2008 налоговая инспекция вынесла решение о проведении выездной налоговой проверки предпринимателя К. “по вопросам соблюдения налогового законодательства за период с 01.01.2005 по 31.12.2007”. Однако в решении была допущена опечатка: оно было датировано 20.06.2007. 18.08.2008 налоговая инспекция составила справку о проведении выездной налоговой проверки.

Налогоплательщик оспорил в суде действия по проведению налоговой проверки в срок с 20.06.2007 по 18.08.2008, указав, что тем самым налоговая инспекция нарушила двухмесячный срок проведения проверки. Кроме того, предприниматель решил, что формулировка “по вопросам соблюдения налогового законодательства” нарушала нормы действующего законодательства и его права в сфере экономической деятельности.

https://www.youtube.com/watch?v=ytaboutru

Представитель налоговой инспекции заявил, что о допущенной опечатке налогоплательщику сообщили письмом от 15.09.2008, направленным вместе с извещением о времени и месте рассмотрения материалов налоговой проверки. Данное письмо было вручено налогоплательщику 24.09.2008 согласно карточке почтового уведомления.

Кроме того, в решении помимо формулировки “по вопросам соблюдения налогового законодательства” были перечислены конкретные налоги, которые подлежали проверке: налог на доходы физических лиц, единый социальный налог, НДС, страховые взносы.

Суд пришел к выводу, что решение о проведении налоговой проверки соответствовало требованиям ст. 89 НК РФ. Суд согласился с тем, что даты требований и запросов о представлении документов подтверждали начало проверки 20.06.2008 {amp}lt;12{amp}gt;.

Как использовать внутренние противоречия в решении о привлечении к ответственности

Недостатки могут быть и в самом итоговом решении о привлечении налогоплательщика к ответственности. Если в нем есть явные ошибки или противоречия, на это следует обратить внимание суда. Например, в ходе выездной налоговой проверки налоговая инспекция установила, что деятельность ОАО подпадала под систему налогообложения в виде уплаты единого налога на вмененный доход, однако ОАО этот налог не уплачивало.

Суд согласился с этими выводами налоговой инспекции, однако отменил ее решение по процессуальным основаниям. Дело в том, что в описательной и мотивировочной частях решения говорилось об уплате единого налога на вмененный доход, а согласно резолютивной части решения организации были начислены штраф и пени на НДС, а не на единый налог на вмененный доход.

Апелляционный суд счел данное обстоятельство существенным, поскольку имела место неясность самого ненормативного акта налогового органа. При этом суд не имел права переквалифицировать правонарушение и вносить изменения в ненормативный акт налоговой инспекции в части указания иного вида налога. В совокупности с рядом иных процессуальных нарушений это стало причиной для признания решения налоговой инспекции недействительным {amp}lt;13{amp}gt;.

Отсутствует подробное описание налогового нарушения

НК РФ приводит перечень сведений, которые налоговая инспекция должна отразить в решении, принятом по итогам налоговой проверки. Отсутствие в решении каких-либо сведений, приведенных в п. 8 ст. 101 НК РФ, может стать основанием для его отмены. В первую очередь следует обратить внимание на то, насколько подробно проверяющие описали характер и обстоятельства выявленного нарушения, а также мотивировали свои выводы.

Пример. Налоговая инспекция не изложила конкретные обстоятельства совершенного налогоплательщиком правонарушения, повлекшего доначисление налога на доходы физических лиц, единого социального налога, соответствующих пеней и налоговых санкций. Суд отметил, что несоблюдение налоговым органом требований п. 8 ст.

101 НК РФ в части отражения в решении о привлечении к налоговой ответственности обстоятельств совершения вменяемого налогового правонарушения и доказательств, подтверждающих эти обстоятельства, лишает налогоплательщика права знать, что ему вменяется в вину, и, следовательно, осуществлять надлежащую защиту своих прав в связи с привлечением к налоговой ответственности.

В результате суд признал недействительным данное решение инспекции {amp}lt;14{amp}gt;.

Можно сослаться в суде на нарушение п. 8 ст. 101 НК РФ и в случае, если налоговая инспекция не включила в текст решения о привлечении к ответственности возражения, представленные налогоплательщиком. Так, налоговая инспекция вручила директору ОАО акт проверки от 20.03.2007 в день составления. Налогоплательщик направил в адрес налоговой инспекции письмо от 26.03.

https://www.youtube.com/watch?v=ytpressru

2007 с приложением на 134 листах. В письме было указано, что оно было направлено по поводу выездной проверки. В письме налогоплательщик признал факт неуплаты единого налога на вмененный доход, а также сослался на неясность законодательства по спорному вопросу, привел сведения об уплате налогов по общему режиму налогообложения и попросил о снижении суммы санкций по итогам проверки.

В решении о привлечении налогоплательщика к ответственности отсутствовали сведения о том, что эти возражения налогоплательщика были рассмотрены и им была дана оценка. Сама налоговая инспекция указала в апелляционной жалобе, что не рассматривала письмо с возражениями, поскольку не расценила его как возражения по акту.

Наряду с прочими процессуальными нарушениями это привело к отмене решения налоговой инспекции {amp}lt;15{amp}gt;.

Срок давности привлечения к ответственности

“Лицо не может быть привлечено к ответственности за совершение налогового правонарушения, если со дня его совершения либо со следующего дня после окончания налогового периода, в течение которого было совершено это правонарушение, и до момента вынесения решения о привлечении к ответственности истекли три года (срок давности).

Исчисление срока давности со дня совершения налогового правонарушения применяется в отношении всех налоговых правонарушений, кроме предусмотренных ст. ст. 120 и 122 настоящего Кодекса. Исчисление срока давности со следующего дня после окончания соответствующего налогового периода применяется в отношении налоговых правонарушений, предусмотренных ст. ст. 120 и 122 настоящего Кодекса” (п. 1 ст. 113 НК РФ).

Основную проблему при толковании данного положения вызывают правила расчета сроков. С учетом прямого указания ст. 113 НК РФ моментом привлечения к ответственности является дата вынесения решения, а не дата составления акта проверки. Так, решение о привлечении к ответственности налоговая инспекция вынесла 14.07.2004.

Суд указал, что в таком решении налоговая инспекция не могла штрафовать организацию за неуплату НДС в I – II кварталах 2001 г. В данном случае трехлетний срок следовало отсчитывать со следующего дня после окончания налогового периода, то есть соответственно с 01.04.2001 и 01.07.2001. На 14.07.2004 этот трехлетний срок уже истек {amp}lt;16{amp}gt;.

Обратите внимание! Нарушение трехлетнего срока давности поможет налогоплательщику оспорить решение налоговой инспекции только в части взыскания штрафа. Саму же налоговую недоимку и сумму пеней налоговики могут взыскать и за пределами данного срока.

Пример. Налоговая инспекция провела выездную проверку организации за период с 01.01.2004 по 05.12.2007. По результатам проверки налоговая инспекция составила акт от 05.12.2007 и вынесла решение от 28.12.2007 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

В частности, налоговая инспекция доначислила организации единый налог на вмененный доход за 2004 г.

Налогоплательщик заявил, что доначисление единого налога на вмененный доход за I – II кварталы 2004 г. было произведено по истечении срока давности, установленного ст. 113 НК РФ. Эти суммы можно было взыскать не позднее 25.07.2007. Суд указал, что уплата налога не является ответственностью в смысле положений ст. 106 и п. 5 ст. 108 НК РФ. Таким образом, взыскание недоимки в данном случае было правомерно {amp}lt;17{amp}gt;.

Течение срока давности может быть приостановлено, если суд установит, что налогоплательщик препятствовал проведению налогового контроля. На практике эта норма, существенно ограничивающая права налогоплательщиков, не действует. Суды не склонны лишать налогоплательщиков такой важной гарантии, как пресекательный срок давности привлечения к ответственности.

Если же налоговая инспекция вручила налогоплательщику решение, в котором требует уплатить штраф за пределами срока давности, ссылаясь на эту норму, налогоплательщик должен проверить, насколько обоснованны ее требования. Так, однажды суд отклонил такие требования проверяющих, указав на то, что в решении не было указано, как именно налогоплательщик препятствовал проведению проверки.

https://www.youtube.com/watch?v=ytpolicyandsafetyru

Н.Игнатова

К. э. н.,

доцент

кафедры социального страхования

https://www.youtube.com/watch?v=ytcopyrightru

и страхового дела АТиСО

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

×
Рекомендуем посмотреть
Adblock detector