Дробление бизнеса уход от налога судебная практика

Актуальная проблема

Правомерность действий налогоплательщика зависит от «обоснованности» полученной им налоговой выгоды. Большое количество жалоб налогоплательщиков касается оценки этой обоснованности.

Налоговые споры становятся сложнее: это уже не просто борьба с фирмами-однодневками и уходом от платежей. В 2018 году тенденцией стали дела, связанные с дроблением бизнеса — по России их было больше ста.

В последние пару лет очень много конференций, семинаров и круглых столов посвящается дроблению бизнеса, поскольку эта тема сейчас является одной из ведущих в правоприменении. Официальную позицию по вопросам дробления бизнеса неоднократно высказывала и ФНС России.

Проблематика незаконного дробления бизнеса в последние годы очень актуальна. Использование специальных режимов (например, УСН и ЕНВД) крупными и средними налогоплательщиками через механизм искусственного «уменьшения» бизнеса, можно назвать самым востребованным из всего арсенала средств ухода от налогов.

Дробление бизнеса с юридической точки зрения не противоречит налоговому и гражданскому законодательству. Однако такое дробление, зачастую, преследует цель получить экономию в виде разницы в налоговых обязательствах, возникающей при применении специального и общего режима налогообложения. Более того, когда крупный бизнес делится не несколько небольших предприятий, то налоговая выгода может быть признана необоснованной.

Дробление бизнеса выявлялось органами ФНС в самых разных сферах, например:

  • авто-бизнес (автошины);
  • общепит;
  • розничная торговля;
  • сфера ЖКХ;
  • сфера связи;
  • фармацевтическая отрасль;
  • аптеки;
  • электроэергетка;
  • строительство.

Фнс пресечет практику «дробления» бизнеса для ухода от налогов

В законодательстве нет однозначного определения «дробления бизнеса». Более того, нет исчерпывающего перечня признаков дробления, которые бы свидетельствовали о том, что имеет место уход от налогов. В связи с этим необходимо учитывать судебную практику по этому вопросу. Ведь только суд может однозначно установить цель разделения бизнеса.

ФНС в письме от 11.08.2017 № СА-4-7/15895 проанализировала судебную практику по вопросам получения необоснованной налоговой выгоды путем дробления бизнеса и пришла к выводу, что какого-либо исчерпывающего перечня признаков, свидетельствующих о формальном разделении бизнеса, нет. В каждом конкретном случае, выявляя такую недобросовестность, сотрудники ИФНС должны рассматривать всю совокупность обстоятельств.

Налоговики пришли к выводу, в качестве доказательства применения схемы дробления бизнеса могут использоваться следующие признаки:

  • дробление одного производственного процесса между несколькими лицами, применяющими спецрежимы (ЕНВД или УСН), вместо исчисления и уплаты НДС, налога на прибыль и налога на имущество организаций основным участником, ведущим реальную деятельность;
  • применение такой схемы дробления бизнеса, которая оказывает влияние на экономические результаты деятельности всех участников схемы (например, налоговые обязательства участников уменьшились или не изменились, при том что хозяйственная деятельность в целом расширилась);
  • несение расходов участниками схемы друг за друга;
  • создание участников схемы в течение небольшого промежутка времени непосредственно перед расширением производственных мощностей (численности персонала);
  • формальное перераспределение между участниками схемы персонала без изменения их должностных обязанностей;
  • единственным поставщиком или покупателем для одного участника схемы дробления бизнеса может являться другой ее участник либо поставщики и покупатели общие для всех участников схемы;
  • фактическое управление деятельностью участников одними лицами;
  • распределение между участниками схемы поставщиков и покупателей, исходя из применяемой ими системы налогообложения.

В обзоре (письмо от 11.08.2017 № СА-4-7/15895), состоящем из 17 пунктов, рассмотрены дела, касающиеся налоговых схем с применением специальных налоговых режимов (дробление бизнеса); приобретения акций у материнской компании по стоимости выше цены сделок на бирже; уплаты НДС при приобретении муниципального имущества; взыскания излишне полученного имущественного вычета с граждан и др.

Схемой «дробления» бизнеса пользуются крупные и средние предприятия. Таким образом они стараются избежать нежелательных проверок со стороны контролирующих органов, а главное, получить положенные небольшому бизнесу преференции в виде возможности снизить налоговую нагрузку.

Смысл в том, что малый бизнес использует специальные режимы налогообложения: упрощенную систему налогообложения (УСН) либо единый налог на вмененный доход (ЕНВД). Налоговая нагрузка у них меньше, чем у более крупных предприятий, работающих по общей системе налогообложения.

При применении УСН организации и предприниматели (ИП) уплачивают 6 процентов от дохода либо 15 процентов от прибыли (доходы минус расходы), а также страховые взносы.

Эти ставки значительно ниже совокупных ставок налога на добавленную стоимость (18 процентов) и налога на прибыль организаций (20 процентов), которые применяют компании, и налога на доходы физических лиц (13 процентов), если речь идет об индивидуальном предпринимателе.

Дробление бизнеса уход от налога судебная практика

При этом Налоговый кодекс (НК) устанавливает определенные ограничения, при превышении которых субъекты малого и среднего бизнеса утрачивают право применять специальный налоговый режим УСН.

К таким ограничениям относятся: численность работников — она не должна превышать 100 человек, остаточная стоимость основных средств — не больше 150 миллионов рублей. Ограничение по доле участия других юрлиц установлено на уровне 25 процентов.

ЕНВД, который позволяет организациям и предпринимателям не исчислять выручку от продаж, а определять сумму налога от физических показателей торговых площадей, также имеет ряд ограничений. Среди них, например, есть и такое: для розничной торговли торговая площадь магазина не должна превышать 150 квадратных метров.

Стремясь воспользоваться преференциями, которые положены малым и средним предприятиям, владельцы крупных компаний «дробят» бизнес на несколько внешне самостоятельных организаций или ИП, чтобы их деятельность формально отвечала требованиям закона.

Искусственное разделение бизнеса на части приводит к тому, что бюджет недополучает большие суммы налогов, малый бизнес страдает из-за недобросовестной конкуренции со стороны более крупных игроков, а потребители вводятся в заблуждение: они покупают товары у номинальных организаций и предпринимателей, а не у реального продавца, что усложняет защиту их прав.

Проявлением недобросовестности является создание (выделение) юридического лица исключительно для уменьшения налоговой нагрузки без цели ведения фактической предпринимательской деятельности.

Судебная практика, исходя из общих законодательных принципов, выработала этот подход уже давно. Теперь это зафиксировано и отдельной статьей 54.

В последнем обзоре Верховный суд прямо указал, что если «видимость действий нескольких юридических лиц прикрывала фактическую деятельность одного хозяйствующего субъекта», налоговый орган может доначислить платежи «исходя из подлинного экономического содержания их деятельности путем консолидации доходов и исчисления налогов по общей системе налогообложения».

И в этой позиции нет ничего нового, практика преодоления таких злоупотреблений сложилась уже в большинстве регионов страны.

Уже даже Конституционный суд в июле прошлого года признал конституционными действия налоговиков по проверкам и привлечению к уплате недобросовестных предпринимателей в таких ситуациях, поскольку, как сказал суд, «налогоплательщик не вправе распоряжаться по своему усмотрению той частью принадлежащего ему имущества, которая в виде определенной денежной суммы подлежит взносу в казну».

Конституционный суд также с использованием европейской практики указал, что «невозможно ожидать, чтобы законодательное положение описывало во всех подробностях все способы, с помощью которых данный налогоплательщик мог бы вводить в заблуждение налоговые органы».

Казалось бы, ситуация ясна. Однако некоторые налогоплательщики все еще используют схемы «дробления» бизнеса. А при возникновении обоснованных претензий налоговых органов пытаются доказать, что все законно.

Они просто не выдержат конкурентной борьбы. А за отсутствие конкуренции будут платить прежде всего потребители.

Центр притяжения данных схем, судя по последним публикациям и судебной практике, сложился на Дальнем Востоке.

Показательным был пример с сахалинским предпринимателем. Имея в собственности автозаправочную станцию и предоставляя ее в аренду организациям, применяющим УСН, он выступал поставщиком ГСМ.

При достижении установленного законом предельного объема выручки для льготного налогообложения (60 миллионов рублей) арендатор АЗС сразу же менялся, и схема работала заново до достижения предела выручки новым арендатором.

Решением налоговой инспекции предпринимателю было предписано заплатить налогов в 4 раза больше, чем предусмотрено для малого бизнеса (до налоговой проверки за два года он заплатил всего около 6 миллионов рублей при выручке всех подконтрольных лиц около 600 млн). Суды подтвердили правоту налоговиков.

Следственное управление СК РФ по Камчатскому краю установило, что была создана схема дробления бизнеса путем переноса части доходов на взаимозависимые юридические лица.

А те, по мнению проверяющих, фактически занимались одним видом деятельности: торговали автотоварами одинакового ассортимента и представляли один бренд — «Автомир».

Использование схемы дробления подтвердилось и тем, что компания вела деятельность в одном месте, скидочные карты принимались во всех ее внешне независимых отделениях. Была даже единая кассовая зона, где можно было рассчитаться с любым «самостоятельным» продавцом.

«Автошина», «Автоцентр» и предприниматели значились арендаторами помещений в торговом центре, однако деньги за аренду почти не платили, поскольку единый финансовый поток концентрировался в руках одного руководителя.

На что еще обращать внимание

Стоит заметить, что ни понятие «схема», ни «дробление бизнеса» не используются в Налоговом кодексе РФ. В связи с этим, на практике, ИФНС пытается квалифицировать полученную налогоплательщиком налоговую выгоду как необоснованную в соответствии с критериями, изложенными в Постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды».

Применительно к схемам дробления бизнеса суды со ссылкой на Постановление № 53 проявлением недобросовестности налогоплательщиков считают создание (выделение) юридического лица исключительно для уменьшения налоговой нагрузки без цели ведения фактической предпринимательской деятельности.

Согласно п. 5 Постановления N 53 о необоснованности налоговой выгоды могут свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о наличии следующих обстоятельств:

  • невозможности реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг;
  • отсутствия необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств;
  • учета для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуются совершение и учет иных хозяйственных операций;
  • совершения операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета.

Существуют признаки, которые встречаются решениях ИФНС, но согласно правовой позиции ВАС РФ (п. 6 Постановления N 53) сами по себе не могут служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной, а именно:

  • создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции;
  • взаимозависимость участников сделок;
  • неритмичный характер хозяйственных операций;
  • нарушение налогового законодательства в прошлом;
  • разовый характер операции;
  • осуществление операции не по месту нахождения налогоплательщика;
  • осуществление расчетов с использованием одного банка;
  • осуществление транзитных платежей между участниками взаимосвязанных хозяйственных операций;
  • использование посредников при осуществлении хозяйственных операций.
  • Однако в совокупности и взаимосвязи с другими обстоятельствами они могут стать основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.

Рекомендуем помнить, что ключевым моментом при оценке обоснованности действий налогоплательщика, связанных с дроблением бизнеса, является отсутствие самостоятельной деятельности вновь образованных компаний, применяющих специальные налоговые режимы (УСН или ЕНВД).

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl Enter.

Позиция судей по аспекту дробления бизнеса

ФНС России изложила своё видение общих признаков, свидетельствующих о согласованности действий участников схем дробления бизнеса с целью ухода от исполнения налоговой обязанности в письме от 11 августа 2017 года.

Вместе с тем следует обратить внимание на то, что названные в документе признаки могут в своей совокупности и взаимной связи свидетельствовать о формальном разделении (дроблении) бизнеса с целью получения необоснованной налоговой выгоды (а могут и не свидетельствовать — тем самым указывается на необходимость целей и последствий применения тех или иных схем). К таким признакам могут быть отнесены в том числе:

  • дробление одного бизнеса (производственного процесса) происходит между несколькими лицами, применяющими специальные системы налогообложения вместо исчисления и уплаты НДС, налога на прибыль организаций и налога на имущество организаций основным участником, осуществляющим реальную деятельность;
  • применение схемы дробления бизнеса оказало влияние на условия и экономические результаты деятельности всех участников данной схемы, в том числе на их налоговые обязательства, которые уменьшились или практически не изменились при расширении в целом всей хозяйственной деятельности;
  • налогоплательщик, его участники, должностные лица или лица, осуществляющие фактическое управление деятельностью схемы, являются выгодоприобретателями от использования схемы дробления бизнеса;
  • участники схемы осуществляют аналогичный вид экономической деятельности;
  • несение расходов участниками схемы друг за друга;
  • прямая или косвенная взаимозависимость (аффилированность) участников схемы дробления бизнеса (родственные отношения, участие в органах управления, служебная подконтрольность и тому подобное);
  • формальное перераспределение между участниками схемы персонала без изменения их должностных обязанностей;
  • единственным поставщиком или покупателем для одного участника схемы дробления бизнеса может являться другой ее участник, либо поставщики и покупатели у всех участников схемы являются общими;
  • фактическое управление деятельностью участников схемы одними лицами и прочее.

В еще одном письме от 16 августа 2017 года № СА-4-7/16152@ ФНС России изложила свою позицию, согласно которой необходимым элементом злоупотреблений должна быть волевая составляющая деяния, подкрепленная доказательствами, свидетельствующими об умышленном участии проверяемого налогоплательщика, обеспеченном, в том числе, действиями его должностных лиц и участников (учредителей), в целенаправленном создании условий, направленных исключительно на получение налоговой выгоды.

Если умышленность действий налогоплательщика, направленных на неуплату налога, доказана, налоговые обязательства корректируются в полном объеме.

Некоторые бизнес-модели, такие как посредничество с целью перевода денежных средств в фирмы-однодневки, дробление бизнеса с целью применения УСН или ЕНВД выявляются с использованием Приказа ФНС России от 30.05.2007 N ММ-3-06/333@ (ред. от 10.05.2012) «Об утверждении Концепции системы планирования выездных налоговых проверок».

1. Налоговая нагрузка у данного налогоплательщика ниже ее среднего уровня по хозяйствующим субъектам в конкретной отрасли (виду экономической деятельности).

Дробление бизнеса уход от налога судебная практика

2. Отражение в бухгалтерской или налоговой отчетности убытков на протяжении нескольких налоговых периодов.

3. Отражение в налоговой отчетности значительных сумм налоговых вычетов за определенный период.

4. Опережающий темп роста расходов над темпом роста доходов от реализации товаров (работ, услуг).

5. Выплата среднемесячной заработной платы на одного работника ниже среднего уровня по виду экономической деятельности в субъекте Российской Федерации.

6. Неоднократное приближение к предельному значению установленных Налоговым кодексом Российской Федерации величин показателей, предоставляющих право применять налогоплательщикам специальные налоговые режимы.

7. Отражение индивидуальным предпринимателем суммы расхода, максимально приближенной к сумме его дохода, полученного за календарный год.

8. Построение финансово-хозяйственной деятельности на основе заключения договоров с контрагентами-перекупщиками или посредниками («цепочки контрагентов») без наличия разумных экономических или иных причин (деловой цели).

9. Непредставление налогоплательщиком пояснений на уведомление налогового органа о выявлении несоответствия показателей деятельности, и (или) непредставление налоговому органу запрашиваемых документов, и (или) наличие информации об их уничтожении, порче и т.п.

10. Неоднократное снятие с учета и постановка на учет в налоговых органах налогоплательщика в связи с изменением места нахождения («миграция» между налоговыми органами).

11. Значительное отклонение уровня рентабельности по данным бухгалтерского учета от уровня рентабельности для данной сферы деятельности по данным статистики.

12. Ведение финансово-хозяйственной деятельности с высоким налоговым риском.

Некоторые бизнесмены используют реорганизацию или ликвидацию как метод снижения налоговых рисков по налоговым нарушениям предыдущих периодов. Так, некоторые думают, что закрытие компании, которая работала с нарушениями (как преднамеренными, так и не преднамеренными) может снизить риски руководителя и учредителя. Однако на практике это не так.

Налоговый орган выявляет подобные бизнес-схемы путем налоговых проверок.

Согласно п. 11 ст. 89 НК РФ выездная налоговая проверка, осуществляемая в связи с реорганизацией организации-налогоплательщика, может проводиться независимо от времени проведения и предмета предыдущей проверки. Проверять можно период, не превышающий трех лет, предшествующих году, в котором вынесено решение о проведении проверки.

Долька от яблока

В соответствии с п. 2 ст. 50 НК РФ правопреемник реорганизованного юридического лица пользуется всеми правами и исполняет обязанности по уплате налогов и сборов в порядке, который установлен Налоговым кодексом РФ для налогоплательщиков.

Соответственно, налоговый орган может привлечь к ответственности новую компанию или руководителя, учредителя. Выездная налоговая проверка по единому социальному налогу может проводиться налоговым органом в отношении правопреемника реорганизованного юридического лица — налогоплательщика за период, указанный в п. 11 ст. 89 Кодекса.

В Постановлении Тринадцатого арбитражного апелляционного суда, 15 декабря 2016 года, дело №А56-68022/2016 суд рассматривал ситуацию, в которой налоговый орган привлек одну компанию по долгам другой на сумму 1 660 335 464 руб. Инспекция Федеральной налоговой службы по Всеволожскому району Ленинградской области обратилась в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением о признании ООО «Росан Трэйд» и ООО «Росан-МотоСпорт» взаимозависимыми лицами для целей применения пп.2 п.

Таким образом, бизнес-модели, созданные с целью ухода от налогов легко выявляются при осуществлении как камеральной, так и выездной налоговой проверки. Поэтому рискованные бизнес-модели лучше не применять на практике.

Федеральная налоговая служба довела до сведения своих территориальных органов и налогоплательщиков письмом от 11.08.

2017 № СА-4-7/[email protected] обзор судебной практики об обжаловании ненормативных актов ФНС, вынесенных по результатам проверок, в ходе которых были установлены факты получения необоснованной налоговой выгоды путем формального разделения (дробления) бизнеса и искусственного распределения выручки от осуществляемой деятельности на подконтрольных взаимозависимых лиц.

Дробление бизнеса уход от налога судебная практика

Налоговики в самом начале документа напомнили всем налогоплательщикам о требованиях подпункта 1 пункта 1 статьи 23 Налогового кодекса РФ об обязанности уплачивать установленные законом налоги и сборы.

Кроме того, они привели позицию Высшего арбитражного суда РФ, изложенную в пунктах 3, 5 постановления ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды».

Налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами, целями делового характера. В случае наличия особых форм расчетов и сроков платежей, свидетельствующих о групповой согласованности операций, суду необходимо исследовать, обусловлены ли они разумными экономическими или иными причинами (деловыми целями).

Также специалисты ФНС напомнили об определении Конституционного Суда РФ от 04.07.

2017 № 1440-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Бунеева Сергея Петровича на нарушение его конституционных прав положениями статей 146, 153, 154, 247-249 и 274 Налогового кодекса РФ», в котором КС РФ сделал вывод о том, что налоговое законодательство не исключает в налоговых правоотношениях действия принципа диспозитивности и допускает возможность выбора налогоплательщиком того или иного метода учетной политики (применения налоговых льгот или отказа от них, применения специальных налоговых режимов и т.п.

Распространенные схемы дробления бизнеса

Обратимся к судебной практике и разберем самые распространенные ошибки налогоплательщиков при «дроблении» бизнеса, изучим законные налоговые схемы.

Подставная фирма

Рассмотрим пример, когда сделка по доставке товара в адрес компании была фактически совершена, расходы на самом деле были понесены, товар находится на складе организации, но вот доставку товара осуществляла «левая» фирма и документов на расходы нет. Что делать в таком случае? В нашей ситуации предприятие решило создать подставную фирму и провести расходы через нее.

Судебная практика. Как следует из материалов дела (Постановление Арбитражного суда ЗападноСибирского округа от 25.08.2016 по делу № А27-23499/2015), компания заключила договор с поставщиком на доставку угля.

Чтобы доставить уголь, поставщик заключил договоры аренды транспортных средств с физическими лицами (то есть на самом деле у поставщика не было своего транспорта, своих работников в штате для выполнения работы).

И в ходе встречной налоговой проверки контрагента было установлено, что поставщик применял общепринятую систему налогообложения и платил самые незначительные суммы налогов, не имел в штате сотрудников, отсутствовали транспортные средства.

Суд кассационной инстанции, который рассматривал жалобу предприятия, подчеркнул, что налогоплательщик должен представлять документы, которые отвечают критериям ст. ст. 169, 171 НК РФ и подтверждают наличие реальных операций по оказанию услуг конкретным, а не абстрактным контрагентом.

Что мы имеем в итоге? Расходы были (уголь фактически был доставлен), но вот документально их подтвердить компания не смогла, даже прибегая к такому «смелому» налоговому планированию.

Следующий пример затрагивает ситуацию, когда была произведена временная регистрация юридического лица для совершения сделки. При этом вновь созданная организация не имеет трудовых и материальных ресурсов, долго «не живет», не платит в бюджет налоги.

Налоговое и гражданское законодательство не запрещает предпринимателям регистрировать несколько компаний, но вот «плодить» их непосредственно перед совершением какой-то конкретной сделки — это неграмотно.

Даже если возникает такая необходимость, то надо очень осторожно подойти к этому вопросу:

  • необходимо, чтобы у вновь зарегистрированного юридического лица были трудовые ресурсы;
  • бухгалтерия должна быть в порядке, документы подписаны не подставными лицами, а работниками, которые на самом деле приняты по трудовым договорам и отвечают за свои действия;
  • нужны ресурсы для выполнения той или иной работы (оказания услуги). Если нет оборудования или материала, тогда надо грамотно подойти к вопросу заключения договоров аренды или договоров безвозмездного пользования (если такое необходимо).

Судебная практика. Компания заключила договор на ремонт подъездных путей с организацией, которая была зарегистрирована перед подписанием договора.

С одной стороны, это не нарушение, тут нет запрещенных действий, но вот само использование вновь созданной организации вызывает сомнения.

Руководитель нового предприятия был трудоустроен совершенно в другом месте на должности менеджера.

И, как отметили судьи, неблагоприятные последствия недобросовестных действий налогоплательщика не могут быть перенесены на бюджет посредством уменьшения налоговых обязательств. Отвечать за все придется непосредственно предприятию (Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 23.08.2016 по делу № А53-25942/2015).

Здесь мы видим халатное и небрежное отношение к процедуре налогового планирования. По расчетному счету липового поставщика услуг не проводились никакие движения. Если бы деятельность была реальной, движения и платежи были бы.

Приведем пример создания законной цепочки взаимоотношений между юридическими лицами.

Судебная практика. Компания реализовывала на экспорт брус и, соответственно, заявила НДС к возмещению.

В ходе проверки и судебных разбирательств налоговая инспекция так и не смогла доказать согласованность действий контрагентов, направленных на создание искусственных условий для возмещения НДС (Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 31.08.2016 по делу № А46-11233/2015).

Как следует из материалов дела, компания закупала брус у контрагента, который в свою очередь приобрел его у другого поставщика, и так по цепочке всего четыре компании.

Но самое главное в этом деле то, что налогоплательщик подтвердил документально наличие того самого бруса, который шел на экспорт. Именно к экспортному НДС было направлено все внимание, но материал на месте, документы на его поставку в порядке и документы на экспорт собраны в полном пакете.

1) у одного из поставщиков отсутствовали трудовые ресурсы, но он заключал договор гражданско-правового характера с работниками на выполнение работ.

Арбитры подчеркнули, что действующее законодательство предоставляет возможность заключения гражданско-правовых договоров, возможность привлечения иных организаций и заключения договоров аутсорсинга с иными юридическими лицами по предоставлению сотрудников для выполнения определенных работ;

Из материалов дела можно сделать вывод, что предприятие очень грамотно подошло к составлению договоров, актов, оформлению иных документов. Кассационная жалоба налоговой инспекции была оставлена без удовлетворения.

Дробление бизнеса уход от налога судебная практика

Приведем еще один пример любопытного дела, на который хотелось бы обратить внимание.

Судебная практика. Компания на общей системе налогообложения занималась техобслуживанием нефтебаз и реализацией ГСМ.

Через определенное время организация купила АЗС у своего контрагента и сдала заправку в аренду индивидуальному предпринимателю на УСН (доходы минус расходы).

Получается, что компания стала заниматься только одним видом деятельности, а вот реализацию ГСМ она вывела «под ИП» на специальный налоговый режим. Вот яркий пример схемы, которая привлекла внимание контролеров.

Спор вызвал еще тот факт, что индивидуальным предпринимателем была главный бухгалтер основной компании, которая и передала ИП в аренду автозаправку.

Дробление бизнеса уход от налога судебная практика

Почему предприятие выиграло спор с налоговой инспекцией? Потому что и у самой компании, и у индивидуального предпринимателя был сформирован кадровый состав, на самом деле велась деятельность по реализации ГСМ, документы оформлялись на продажу от лица ИП, а не от ООО, подписывались установленными лицами.

https://www.youtube.com/watch?v=GKcBSvIZXeE

Конечно, инспекции не понравилось то, что и главный бухгалтер компании, и ИП по реализации ГСМ — это одно и то же лицо; кадровый состав у ИП был сформирован частично из бывших работников ООО.

Это разные налогоплательщики.

Арбитры подчеркнули, что управленческие решения, касающиеся прекращения осуществления того или иного вида деятельности, не могут рассматриваться в качестве использования схемы дробления бизнеса для сокрытия налогов. Компания вправе прекратить вид деятельности — реализация ГСМ (как в нашем примере) и сдать АЗС в аренду (Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 15.08.2016 по делу № А43-32018/2015).

Судебный спор можно было проиграть в том случае, если бы предприятие не доказало поступление платежей в рамках договора аренды; если у ИП не было бы трудовых ресурсов; если бы на заправке работали сотрудники ООО и документы выписывались от лица компании, а не ИП.

В данном случае мы видим пример законной налоговой схемы. Предприятие сократило сумму налогов и при этом не нарушило ни нормы налогового законодательства, ни положения ГК РФ.

В заключение хотим подвести итог: каждый налогоплательщик вправе придумать ту налоговую схему, которая поможет ему сократить налоги на законном основании. Тем более что такую возможность дает НК РФ.

Скажем, если есть возможность применить специальный налоговый режим, тогда почему его не применить? Однако надо помнить о том, что все созданные схемы, вновь зарегистрированные компании должны быть реальными, а не мнимыми:

  • обязательно должен быть сформирован кадровый состав, заключены трудовые договоры, утверждены должностные инструкции и т.п.;
  • даже если сотрудники вновь образованной компании трудятся еще где-то, значит, надо оформить их правильно по совместительству;
  • своевременно сдавать отчетность в ИФНС, ПФР и ФСС РФ, платить налоги и страховые взносы;
  • иметь на руках документы, которые подтверждают право на занимаемую территорию.

Например, если вы зарегистрировали вспомогательную организацию для ведения одного из видов деятельности на той же «упрощенке», надо обязательно иметь на руках или договор аренды помещения, или правоустанавливающие документы на объект недвижимости.

Следует помнить, что компания не может «висеть в воздухе», она должна быть настоящей и иметь все инструменты для работы. И только после этого вам не страшны проверки контролирующих органов.

Подробнее см. КонсультантПлюс, раздел «Финансовые и кадровые консультации», Суфиянова Т., «Налоговый учет для бухгалтера», 2016, № 11

Система налогообложения в виде ЕНВД (гл. 26.3 НК РФ), хотя и перестала быть обязательной, все еще остается популярным налоговым режимом в малом бизнесе. В настоящее время вмененка действует на всей территории страны, кроме Москвы. Приведенные ниже схемы позволяют эффективно оптимизировать единый налог в разрезе наиболее распространенных видов деятельности.

О чем можно говорить на сегодняшний день

Резюмируя, отметим следующее.

Учитывая рост количества судебных дел о необоснованных налоговых выгодах, полученных в результате применения схем дробления бизнеса, указанная проблема является одной из самых актуальных в современной налоговой правоприменительной практике.

Схемы с дроблением стоит рассматривать не как уклонение от налогообложения, а как злоупотребление правом. Кроме того, для обоснования вывода о применении налогоплательщиком схемы дробления бизнеса налоговому органу необходимо располагать доказательствами, однозначно свидетельствующими о совершении налогоплательщиком совместно с подконтрольными ему лицами умышленных согласованных действий, направленных не столько на разделение бизнеса, сколько на получение необоснованной налоговой выгоды.

Автор колонки — Карина Пономарева, кандидат юридических наук, специалист в области европейского и международного налогообложения.

#налоги#право

Материал опубликован пользователем.
Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать

Бизнес-модели, выявляемые в ходе анализа договоров

Контрольные соотношения налоговых деклараций могут натолкнуть налоговиков на мысли о применении схемы ухода от налогов. Контрольные соотношения (далее — КС) налоговики используют при автоматизированной проверке правильности заполнения декларации по НДС. Например, несоответствие контрольных соотношений может стать основанием для углубленной налоговой проверки и отказе в возмещении НДС.

Еще одним основанием для признания схемы являются нестандартные формы расчетов, например, вы получили товар на склад, приняли НДС к вычету, но при этом ваш контрагент не уплатил НДС в бюджет.

Одновременно проводится проверка отдельных видов операций, например, восстановление НДС в бюджет:

  • восстановление «авансового» НДС в соответствии с пп. 3 п. 3 ст. 170 НК РФ (строка 090);

  • восстановление налога при совершении операций, облагаемых по налоговой ставке 0% (строка 100).

  • суммы «входного» налога по приобретению подлежат вычету;

  • произошло изменение условий либо расторжение соответствующего договора и суммы предоплаты будущей поставки подлежат возврату.

Таким образом, бизнес-модели, основанные на нестандартных формах расчетах или предполагающие возмещение НДС без последующего восстановления исследуются налоговым органом на основании контрольных соотношений.

Ни для кого не секрет, что компании часто используют договорные отношения для вывода денежных средств за рубеж, для снижения налоговой базы, для переноса срока уплаты налога. Некоторые из договорных бизнес-моделей априори рассматриваются налоговым органом как способ ухода от налогов.

Такие договорные схемы также описаны в концепции выездных налоговых проверок.

Схема получения необоснованной налоговой выгоды путем включения в хозяйственный оборот посредников (как российских, так и иностранных), деятельность которых сводится к созданию видимости осуществления реальной финансово-хозяйственной деятельности.

Вниманию налогоплательщиков, использующих в хозяйственной деятельности фиктивных посредников.

Схемы получения необоснованной налоговой выгоды могут быть связаны с привлечением непроизводительных посредников, которые хоть и не являются фирмами-«однодневками», однако реально не осуществляют работ и не оказывают услуг. Примером таких схем являются отношения, связанные с формальным привлечением агентов или иных посредников.

Принципал — российский налогоплательщик, от имени и за счет которого действует Агент;

Агент — лицо, формально действующее в интересах Принципала в рамках агентского или иного аналогичного договора;

Покупатель — лицо, приобретающее товары, работы, услуги Принципала.

Схема получения необоснованной налоговой выгоды в этом случае может выглядеть следующим образом.

Принципал в рамках осуществления своей основной деятельности номинально привлекает Агента для выполнения определенных задач, в частности, для поиска клиентов. Агентское вознаграждение связано с доходом, полученным в связи с выполнением контрактов с найденными Агентом заказчиками. При этом фактический поиск заказчиков, подготовка контрактов, ведение переговоров с заказчиком осуществляют должностные лица Принципала.

Функция Агента фактически сводится к созданию документооборота, подтверждающего фиктивные затраты по выплате агентского вознаграждения. Представленная схема приводит к получению Принципалом необоснованной налоговой выгоды в виде необоснованного включения в расходы затрат по фиктивным агентским договорам и занижению налога на прибыль организаций.

Схема получения необоснованной налоговой выгоды путем приобретения фиктивных инвестиционных инструментов.

Дробление бизнеса: схемы, подходы налоговой службы и судебная практика

Вниманию профессиональных участников рынка ценных бумаг, а также лиц, осуществляющих реализацию ценных бумаг.

Наряду с использованием в финансово-хозяйственной деятельности фирм-«однодневок» распространена схема получения необоснованной налоговой выгоды в связи с приобретением ценных бумаг.

  • налогоплательщик — российская организация;

  • владельцы ценных бумаг (как правило, не являются резидентами Российской Федерации).

Схема получения необоснованной налоговой выгоды подразумевает под собой приобретение ценных бумаг. Выпуск ценных бумаг в таких случаях осуществляет компания, как правило, зарегистрированная в оффшорных территориях и не ведущая финансово-хозяйственную деятельность, не имеющая активов под обеспечение выпуска, банковской гарантии, поручительства третьих лиц. При этом объем выпуска ценных бумаг может быть значителен.

Выпущенные ценные бумаги реализуются заранее определенному кругу лиц со значительной рассрочкой платежа, при этом оплата ценных бумаг предусмотрена позднее даты их погашения. То есть, размещение и последующая реализация не направлены на привлечение денежных средств.

В дальнейшем данные ценные бумаги вносятся в уставный капитал реально действующих российских организаций. В свою очередь российская организация реализует полученные ценные бумаги фирмам-«однодневкам» с убытком, включая в состав расходов для целей исчисления налога на прибыль организаций стоимость ценных бумаг по данным налогового учета у передающей стороны.

В этом случае необоснованная налоговая выгода возникает вследствие уменьшения налоговой базы по налогу на прибыль организаций на сумму полученного убытка.

Типовой способ получения необоснованной налоговой выгоды в виде уклонения от уплаты НДС при осуществлении сделок с драгоценными металлами в слитках.

Вниманию кредитных организаций, а также лиц, осуществляющих приобретение драгоценных металлов.

Первый вариант.

Дробление бизнеса уход от налога судебная практика

Банк — кредитная организация, имеющая лицензию на операции с драгоценными металлами, выполняющая функции агента при реализации драгоценных металлов;

Принципал — организация, обладающая признаками фирмы-«однодневки», собственник драгоценного металла, передающая его на реализацию в Банк;

Покупатель — лицо, заинтересованное в приобретении драгоценных металлов.

Суть схемы заключается в следующем: между Покупателем и Банком заключается договор купли-продажи драгоценных металлов, при этом реализация металла осуществляется с НДС.

Впоследствии денежные средства, полученные в счет оплаты драгоценного металла, перечисляются Банком Принципалу, который в свою очередь направляет часть полученной суммы на приобретение драгоценного металла по договорам ОМС без уплаты НДС, сумма неуплаченного НДС выводится за рубеж или обналичивания.

Второй вариант.

Банк — кредитная организация, имеющая лицензию на операции с драгоценными металлами;

Заемщики — организации, получающие драгоценный металл из хранилища Банка, обладают признаками фирм-«однодневок»;

Фактический покупатель — лицо, заинтересованное в приобретении драгоценных металлов для использования в производственных целях.

Дробление бизнеса уход от налога судебная практика

Суть схемы заключается в следующем: Банк заключает с Заемщиками договор займа драгоценного металла. При этом происходит физическое выбытие металла из хранилища Банка. Поскольку операция оформлена договором займа, выбывающий из хранилища Банка металл не облагается НДС. Возврат займа происходит зачетом встречных обязательств заемщика без фактического возврата металла в хранилище Банка.

Впоследствии полученный по договору займа металл реализуется через цепочку фирм-«однодневок», при этом реализация металла происходит с начислением НДС, без соответствующей уплаты налога. Сумма неуплаченного НДС обналичивается или выводится за рубеж.

Металл доставляется непосредственно из хранилища Банка в адрес Фактического покупателя.

Применение «серых заработных плат» и подобной «серой модели» позволяет снизить НДФЛ и страховые взносы.

Налоговый орган может выявить такие схемы, например, по тому основанию, что заработная плата работников ниже, чем в целом по отрасли.

Реализация подобных моделей осуществляется за счет выплаты заработных плат в конвертах, неотражения части доходов физических лиц или путем использования индивидуальных предпринимателей, которые фактически являются работниками компании.

Но и с такими бизнес-моделями ИФНС борется, используя:

  • документы, такие как реестры, ведомости получения заработной платы, расписки работников;

  • свидетельские показания.

Также налоговые органы используют зарплатные комиссии для выявления заниженных заработных плат и неуплаченных налогов. Цель комиссий — вывод из тени оплаты труда и, как следствие, повышение уплачиваемого налога на доходы физических лиц.

Предметом рассмотрения на заседаниях комиссий являются вопросы правильности формирования налоговой базы и полноты уплаты налогоплательщиками (налоговыми агентами) налога на добавленную стоимость, налога на прибыль организаций, налога на доходы физических лиц (далее — НДФЛ), налога на имущество организаций, налога на имущество физических лиц, земельного налога, транспортного налога, единого налога, уплачиваемого при применении упрощенной системы налогообложения, единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности, единого сельскохозяйственного налога.

В рамках работы комиссий проводятся мероприятия по выявлению:

  • неполного отражения в учете хозяйственных операций;

  • отражения в налоговой и бухгалтерской отчетности недостоверных сведений;

  • выплаты «теневой» заработной платы;

  • несвоевременного перечисления НДФЛ;

  • работодателей, выплачивающих заработную плату ниже прожиточного минимума или минимального размера оплаты труда, и др (Письмо Минфина России от 13.04.2016 N 03-01-11/21064).

В ходе проверки складов можно установить, поставлялся ли в реальности товар или же поставка была фиктивной. Также возможно проверить соответствие поставленных товаров данным бухгалтерского учета. Например, частым вариантом бизнес-модели, связанной с уходом от налогов, является модель списания ТМЦ со склада или отпуск без осуществления кассовых операций.

В {amp}lt;Письме{amp}gt; ФНС России от 17.07.2013 N АС-4-2/12837 «О рекомендациях по проведению мероприятий налогового контроля, связанных с налоговыми проверками» ФНС дает рекомендации по проверке складов.

Налоговые органы вправе осматривать любые используемые налогоплательщиком для извлечения дохода либо связанные с содержанием объектов налогообложения независимо от места их нахождения производственные, складские, торговые и иные помещения и территории (подпункт 6 пункта 1 статьи 31 Кодекса).

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

×
Рекомендуем посмотреть
Adblock detector