Что такое бюджетное правило? – Инвестиции в Нефть, газ, сырье

Как падает зависимость России от нефти

Правительство РФ отмечает 4 явных успеха в борьбе с зависимостью бюджета от нефти.

Можно отметить, что проведение операций по покупке/продаже иностранной валюты в объеме, эквивалентном дополнительным/выпадающим нефтегазовым доходам, позволяет стерилизовать около 2/3 конъюнктурных потоков валюты по счету текущих операций, связанных с колебаниями нефтяных котировок.

https://www.youtube.com/watch?v=videoseries

В итоге при повышенном уровне колебания нефтяных котировок в 2017-2018 годах (от 43 до 80 долл. за баррель, или около 90%), колебания курса рубля по отношению к доллару США остались в относительно узком диапазоне – от 56 до 64 рублей (или 14%).

Сейчас видно, что Россия слезает с нефтяной иглы, поскольку в прошлом российская экономика сталкивалась с агрессивным проявлением «голландской болезни»: укрепление/ослабление рубля в периоды роста/падения цен на нефть приводило к снижению/повышению конкурентоспособности российских сельхозпроизводителей и промышленных предприятий как на внутреннем, так и на внешнем рынке и сопровождалось непропорциональным расширением/падением рынка услуг.

Таким образом, финансовые результаты и благополучие практически любой индустрии, не связанной с нефтегазовым сектором, попадало в прямую зависимость от динамики цен на нефть.

В то же время для нефтегазового сектора ситуация была прямо противоположной – высокая взаимозависимость нефтяных котировок и курсовых соотношений стабилизировала финансовые результаты нефтегазового сектора вне зависимости от динамики и уровня цен на нефть.

Снижение зависимости России от цены на нефть в части курса рубля при реализации «бюджетных правил» фактически устраняет и первопричину «голландской болезни».

Таким образом, такая конструкция макроэкономической политики создает условия для развития конкурентоспособных ненефтегазовых производств, благодаря:

  • существенному снижению зависимости их финансовых результатов от цен на нефть;
  • локализации влияния нефтяных шоков в нефтегазовом секторе.

ПРИМЕР

Аналогичная схема реализована в экономике Норвегии. Эта страна – один из наиболее успешных примеров страны-экспортера нефти с развитым сектором высокотехнологичных производств и высоким уровнем благосостояния населения.

Также см. «Цена на нефть: свежий прогноз Правительства РФ».

В этой части Правительство РФ не приводит каких-либо пояснений. Видимо, считается, что зависимость экономики от цен на нефть здесь падает благодаря новым психологическим ожиданиям населения России.

Цена на нефть, балансирующая федеральный бюджет на первичном уровне (т. е. до исполнения обязательств по обслуживанию госдолга) в 2018 году составит менее 50$ за баррель. Это один из самых низких уровней среди стран – крупных экспортеров углеводородного сырья.

Ненефтегазовый дефицит федерального бюджета по итогам 2018 года запланирован на уровне 6,7% ВВП по сравнению с уровнем около 10,0% несколько лет назад.

Источник данных о зависимости экономики от цен на нефть – Основные направления бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной политики на 2019-2021 годы.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl Enter.

Недооценка курса рубля может приводить к завышенному структурному дефициту

Белый дом согласился продлить программу материнского капитала и в 2020 году, но заморозил его индексацию в 2018 и 2019 годах. В целом бюджетная политика правительства в ближайшие три года останется жесткой. По итогам рассмотрения основных параметров федерального бюджета на 2018–2020 годы кабинету министров предложено перераспределить только 77 млрд руб. специального резерва. Да и тот образован из сокращения на 2% незащищенных статей расходов.

Обсуждение основных параметров бюджета на 2018–2019 годы началось с того, что премьер-министр Дмитрий Медведев поставил точку в споре социального и экономического блоков правительства о том, стоит ли продолжать программу материнского капитала в 2019 году.

Из слов премьер-министра следовало, что материнский капитал сохранится до 2020 года. Но в 2018 и 2019 годах его размер не изменится и составит, как и в 2017-м, 453 тыс. руб. Индексация будет проведена только в 2020-м, сообщил премьер-министр в ходе состоявшегося в четверг, 29 июня, заседания правительства.

Сохранение маткапитала оказалось единственной уступкой в социальной повестке бюджета. В остальном правительство намерено придерживаться уже одобренных решений по индексации своих публично-нормативных обязательств.

Как рассказал в ходе обсуждения бюджетных параметров министр финансов Антон Силуанов, индексация пенсий будет проводиться «на прогнозируемый уровень инфляции за предыдущий год». Работающим пенсионерам пенсию не проиндексируют. Индексация оплаты труда и стипендий предусмотрена на уровень 4%, что соответствует уровню прогнозируемой инфляции на предстоящий год.

Бюджетное планирование осуществляется в рублях, а один из основных факторов неопределенности — долларовая цена нефти. В этих условиях прогнозирование валютного курса играет особую роль.

В марте–апреле текущего года средний курс рубля находился на уровне 57,2 руб./долл. С учетом наблюдавшейся на тот момент ситуации с ценами на нефть многие аналитики и экономические ведомства страны предсказывали значительное ослабление курса рубля. Согласно консенсус-прогнозу Focus Economics, среднегодовой курс должен был составить 61 руб./долл.

Но принципиально конъюнктура, как и курс с тех пор не изменились, что логически объясняется либо существованием временно действующих факторов, вызывающих отклонение наблюдаемого курса от фундаментального (моделируемого), либо несовершенством применяемых моделей валютного курса (влияние каких-то факторов учтено неверно).

АКРА сравнивает альтернативы при одинаковой среднегодовой цене нефти на уровне 54 долл./барр., отличающиеся только курсом рубля (57 против 62 руб./барр.)

Поскольку такое отклонение в сторону более крепкого рубля будет влиять на прогноз нефтегазовых доходов, оно может приводить к недооценке текущего дефицита на 0,4% ВВП (350–400 млрд руб. в ценах 2017 года). А в терминах бюджетного правила — к завышенному примерно на ту же величину структурному дефициту за счет завышенного прогноза нефтегазовых доходов при базовой цене нефти.

Повторяющиеся отклонения такого размера маловероятны: рыночные курсы должны сходиться к фундаментальным уровням, а системы прогнозирования, как правило, корректируются с учетом зафиксированных в прошлом ошибок. Несистематически возникающие ошибки как в сторону переоценки, так и в сторону недооценки не угрожают устойчивости правила. Необходимо лишь иметь возможность оперативно корректировать структуру финансирования дефицита или использование профицита на сопоставимую величину.

Действующий механизм

— базового объёма нефтегазовых доходов, рассчитанного при базовой цене на нефть (40 долларов США за баррель в ценах 2017 года с ежегодной индексацией на 2 % с 2018 года) ((НГД(P_баз,FX_прогноз));

— объёма ненефтегазовых доходов (ННГД);

— расходов по обслуживанию государственного долга (%).

Расходы = НГД (P_баз,FX_прогноз) ННГД  %[2]

При таком способе определения объёма предельных расходов федерального бюджета обеспечивается бездефицитный бюджет на первичном уровне (без учета расходов на обслуживание государственного долга) при базовых параметрах.

Что такое бюджетное правило? - Инвестиции в Нефть, газ, сырье

Дополнительные нефтегазовые доходы (формируемые вследствие фактического превышения цен на нефть базового уровня) подлежат зачислению в Фонд национального благосостояния. В случае образования недополученных нефтегазовых доходов федерального бюджета финансирование дефицита федерального бюджета осуществляется за счет Фонда национального благосостояния.

Пополнение/использование средств Фонда национального благосостояния осуществляется посредством операций на внутреннем валютном рынке. Такой механизм позволяет обеспечить накопление/реализацию иностранных активов в направлении и объёмах, обеспечивающих снижение зависимости реального эффективного курса рубля от колебаний цен на нефть.[3]

В случае, когда объём средств Фонда национального благосостояния опускается ниже 5 % ВВП, предельный объём использования средств Фонда национального благосостояния не может превышать 1 % ВВП. Такой механизм является автоматическим стабилизатором для случая снижения равновесного уровня цен на нефть ниже текущего допущения (40 долларов США за баррель в ценах 2017 года).[4]

Недооценка курса рубля может приводить к завышенному структурному дефициту

Инициатива создания фонда, в котором на “черный день” накапливались бы нефтегазовые сверхдоходы, принадлежит бывшему министру финансов РФ Алексею Кудрину. С 2004 года в России действовал Стабилизационный фонд, средства которого к 1 февраля 2008 года были распределены между Резервным фондом и Фондом национального благосостояния.

В результате обсуждения на 2018 год основные параметры бюджета согласованы по доходам на уровне 14,659 трлн руб., расходы составят 16,222 трлн руб., дефицит — 1,561 трлн. Как объяснил Антон Силуанов, «основные характеристики бюджета подготовлены с учетом действующего бюджета на 2017–2019 годы, с учетом уточнения доходной части бюджета и уточнения по отдельным позициям расходов».

По его словам, доля доходов, не связанных с нефтью и газом, увеличивается из года в год. Если в 2017-м правительство ожидает долю ненефтегазовых доходов на уровне 60% от всех доходов, то в 2018 году этот показатель составит уже 63%. По расходам Минфин также взял за основу те параметры бюджета, которые учтены в действующей трехлетке.

Дополнительные нефтегазовые доходы сверх $40 за баррель подлежат изъятию в резервные фонды по новым бюджетным правилам. Вступление этого принципа в полном объеме запланировано Минфином на 2019 год.

«При формировании бюджета исходим из того, что при любой ситуации на нефтяном рынке, при любых иных внешних вводных событиях необходимо сохранять устойчивость и сбалансированность бюджетной системы. Мы откорректировали общую конструкцию бюджетного правила, установлена так называемая цена отсечения на нефть марки Urals на уровне $40 за баррель, ежегодно предполагается ее индексация», — сказал Дмитрий Медведев.

По его мнению, сбалансированный бюджет — это, во-первых, бюджет, который при любой внешнеэкономической конъюнктуре позволяет выполнять обязательства перед людьми: вовремя выплачивать зарплату, пенсии, пособия, стипендии и в соответствии с законодательством их индексировать. Во-вторых, это бюджет, в котором есть деньги для финансирования важнейших проектов в сфере транспорта, энергетики, программ по развитию образования, здравоохранения, по жилищному строительству.

Поскольку расходы в следующем году сократятся по сравнению с текущим годом почти на 400 млрд руб., чтобы найти на все это деньги, надо провести оптимизацию. Дмитрий Медведев уверен, что «резервы для оптимизации расходов есть практически по каждому направлению».

Другое ограничение росту бюджетных расходов — в предлагаемом Минфином предельно низком дефиците бюджета. В 2018 году он составит 1,6% ВВП. Это самый низкий дефицит за последние годы. В дальнейшем предусматривается постепенное сокращение дефицита бюджета до 0,9% в 2019-м и 0,8% в 2020 году.

Уже сейчас ясно, что КПРФ не будет поддерживать проект бюджета, заявил ТАСС первый вице-спикер Госдумы, первый зампредседателя ЦК КПРФ Иван Мельников.

«Во-первых, это наша политическая позиция: мы никогда не голосуем за инструмент реализации экономической программы правительства, которую считаем вредной для развития страны, — пояснил он. — Во-вторых, при всех эпитетах, которые слышны в адрес нынешнего бюджета, мы не видим позитивного движения даже внутри проводимого курса».

Мельников сослался на оценки экспертов компартии, согласно которым проект федерального бюджета «не направлен на реализацию структурных реформ в экономике». «Правительство фактически консервирует положение вещей. Доля так называемых ненефтегазовых доходов растет в основном за счет налоговых поступлений, они составят больше половины таких доходов», — утверждает первый вице-спикер Госдумы.

Кроме того, под ростом заработных плат бюджетников «предусматривается, по сути, лишь индексация на уровень инфляции, что не может служить качественному росту внутреннего спроса», заявляет Мельников. «А при не слишком реалистичной формуле подсчета «прожиточного минимума» его уравнивание с минимальным размером оплаты труда выглядит прорывом только на словах», — добавил он. При этом снижаются и расходы по чувствительным статьям — образование и здравоохранение, указал Мельников.

«Так что в целом нынешний бюджет можно называть бюджетом «замороженных расходов» и такой же замороженной финансово-экономической политики, — изложил депутат позицию коммунистов. — Настаиваем, что без изменения стратегических подходов в формировании доходной части бюджета, в расстановке приоритетов, ничего не изменится. В то же время запрос общества на это колоссальный».

Переходные положения

Переходные положения новой конструкции «бюджетных правил» были реализованы в 2017 году. До законодательного закрепления «бюджетных правил», дополнительные нефтегазовые доходы, поступающие в 2017 году в связи с превышением цены на нефть марки «Юралс» уровня 40 долларов США за баррель, не использовались на финансирование дополнительных расходов федерального бюджета.

С февраля 2017 г. Минфином России на ежемесячной основе проводились операции по покупке иностранной валюты в объеме превышения фактических поступлений нефтегазовых доходов над уровнем нефтегазовых доходов федерального бюджета (сформированного при цене на нефть марки «Юралс» 40 долларов США за баррель).

Реализация подобного механизма на протяжении года позволила в значительной мере снизить зависимость бюджета, обменного курса, инфляции и других макроэкономических параметров от волатильности нефтяных котировок.[5]

Ограничение использования конъюнктурных нефтегазовых доходов обеспечило сокращение риск-премии по российским активам и привело к снижению требуемой доходности и равновесных реальных процентных ставок в экономике.

Практическая проблема для внедрения бюджетных правил состоит в том, что Россия вошла в снижающуюся фазу долгосрочного сырьевого суперцикла с минимальным объемом резервных средств в суверенных фондах, отмечает Минфин. Таким образом, приведение бюджетных расходов к соответствующему бюджетным правилам уровню, с одной стороны, невозможно осуществить в течение короткого промежутка времени, а с другой стороны, объема накопленных резервов недостаточно для растягивания консолидации на продолжительный период.

В связи с этим общий механизм новых бюджетных правил дополнен периодом, предусматривающим плавный переход к новым предельным объемам расходов. При этом длительность такого переходного периода определяется необходимостью сохранения минимально безопасного уровня резервных средств в суверенных фондах.

Исходя из этого ограничения, приведение бюджетных расходов к соответствующему бюджетным правилам уровню должно завершиться к 2019 году.

Переходные положения новой конструкции бюджетных правил начали реализовываться уже в 2017 году. В конце января 2017 года было принято решение о сохранении дополнительных нефтегазовых доходов при превышении ценами на нефть отметки в $40 за баррель и проведении операций по покупке/продаже валюты на открытом рынке.

Совет Федерации одобрил поправки в бюджет 2017 года

При этом использование резервов в 2018 году окажется вдвое ниже, чем в текущем. Уже с 2019 года Минфин полностью предлагает отказаться от использования средств Резервного фонда и Фонда национального благосостояния и будет финансировать дефицит бюджета в основном за счет заимствований.

Что такое бюджетное правило? - Инвестиции в Нефть, газ, сырье

«Основным источником финансирования дефицита бюджета станет привлечение на внутреннем финансовом рынке. Мы предусматриваем привлечение в чистом виде чуть более 1 трлн руб. на протяжении трехлетнего периода. Основным источником будут ОФЗ, которые мы планируем выпускать в валовом выражении более 1,5 трлн руб.», — сообщил Антон Силуанов.

Представленная бюджетная конструкция не дает лоббистам от ведомств развернуться. Для согласования межведомственных противоречий по расходам Антон Силуанов предложил создать специальный резерв на сумму всего 77 млрд руб. Его и предлагается разделить до сентября этого года.

По формуле, обозначенной Минфином, в этот резерв будет отправлено до 2% от незащищенных статей бюджета. Двухпроцентное сокращение не коснется статей расходов на оплату труда и выплату денежного довольствия, на финансирование публично-нормативных обязательств, международных договоров, межбюджетных трансфертов в государственные внебюджетные фонды, содержание судебной системы и обслуживание госдолга.

История правила

В России «бюджетные правила» впервые были введены в 2004 году, когда был образован Стабилизационный фонд Российской Федерации, призванный обеспечивать сбалансированность (покрытие дефицита) федерального бюджета при снижении цены на нефть ниже базовой. Была установлена цена отсечения (20 долларов за баррель нефти в 2004 году, 27 долларов в 2006 году), и формирование фонда производилось за счет перечисления нефтегазовых доходов, поступающих в бюджет свыше цены отсечения.

С 1 февраля 2008 года Стабилизационный фонд был разделен на Резервный фонд (создан для финансового обеспечения нефтегазового трансферта) и Фонд национального благосостояния (создан для обеспечения софинансирования добровольных пенсионных накоплений граждан Российской Федерации и сбалансированности (покрытия дефицита) бюджета Пенсионного фонда Российской Федерации).

Для формирования бюджета на период 2008—2010 годов были установлены параметры: величина ненефтегазового дефицита бюджета — 4,7 % ВВП; нефтегазовый трансферт — объём нефтегазовых доходов, который можно направить на финансирование расходных статей бюджета — 3,7 % ВВП; пороговый объём Резервного фонда был установлен равным 10 % ВВП, после преодоления порога нефтегазовые доходы направлялись в Фонд национального благосостояния.

В связи с кризисом 2008 года новой ценой отсечения стал уровень 45 — 50 долларов за баррель нефти, который обеспечивал нефтегазовый трансферт на уровне 4,7 % ВВП. В 2011 году пороговый объём Резервного фонда был установлен в размере 7 % ВВП.

1) цена отсечения нефтегазовых составляла 91 доллар за баррель нефти и более не прогнозировалась, а рассчитывалась на основе статистических данных за предыдущие годы как трендовый показатель;

2) объём расходов бюджета определялся как сумма ненефтегазовых доходов и нефтегазовых доходов в рамках расчетной цены на нефть плюс максимально возможный дефицит бюджета в размере 1 % ВВП.

С 2015 года применение бюджетных правил было приостановлено для возможности гибко реагировать на ситуацию с падением цен на нефть, ослабление рубля, инфляционные процессы и экономические санкции.

Новая конструкция бюджетных правил вступила в силу с 1 января 2018 года с учетом переходных положений и предусматривает объединение Резервного фонда с Фондом национального благосостояния на базе Фонда национального благосостояния[1].

В России бюджетное правило были изначально введено в 2004 году, после чего дважды модифицировались: в 2008 году и с завершением периода приостановки их действия (2009-2012 годы) в 2013 году. Несмотря на положительный вклад в обеспечение стабильности бюджетной системы, действовавшая до приостановки на 2016 год конструкция бюджетных правил не позволяла надлежащим образом обеспечить снижение отрицательного влияния волатильности цен на нефть на предсказуемость экономических условий и устойчивость бюджета, признает Минфин.

По мнению ведомства, повышенная изменчивость структуры относительных цен (реальный эффективный курс рубля) в последние 15 лет в России и по сравнению с динамикой валют сырьевых стран с действенным механизмом бюджетных правил — наглядная иллюстрация недостатков предшествующих конструкций.

Аргументы в пользу сохранения правила

Основным аргументом, высказываемым в пользу смягчения бюджетного правила, является следующее предположение. Увеличение предельного дефицита бюджета позволит направить средства в размере этого увеличения на инвестиции в экономику.

За смягчение бюджетного правила последовательно выступал помощник президента России Андрей Белоусов, предлагавший в 2014 году снизить порог Резервного фонда с 7 до 5 % ВВП, чтобы направить высвободившиеся средства на строительство дорог, состояние которых мешает росту экономики страны, а также заместитель министра экономического развития Андрей Клепач.

«Мы должны подойти к тому, чтобы быть предельно честными, и тогда сказать: да, мы сохраняем бюджетное правило, но тогда мы должны признать, что высоких темпов роста при сложившейся мировой конъюнктуре у нас не будет. Те темпы роста, которые мы можем иметь, — это два-три процента», – говорит Андрей Клепач.

Данную позицию поддерживает бывший министр экономического развития Алексей Улюкаев, заявивший, что бюджетное правило должно быть «чувствительно к инвестиционному циклу или варьироваться с учетом того, какая инвестиционная ситуация складывается». По мнению Заместителя председателя Правительства Ольги Голодец, правило негативно влияет на экономическое и социальное развитие страны — под вопросом оказываются не только социальные, но и инвестиционные расходы. [7]

Режим жесткой экономии, определяемой правилом, оказывает негативное влияние не только на инвестиционное развитие национальной экономики, но и как следствие на социальное развитие страны.

Перевод природных ресурсов в финансовые (накопление средств в суверенных фондах) не оптимально. Расходы на инфраструктуру, средства производства (создание материальных ресурсов) формирует другую структуру хозяйства. В кризисные времена более развитая и диверсифицированная экономика может потребовать гораздо меньших ресурсов на поддержание.[7]

Следование «бюджетным правилам» позволит снизить зависимость федерального бюджета от цен на нефть и гарантировать исполнение всех обязательств государства независимо от изменений цен на нефть и фазы сырьевых циклов.[3]

Базовый уровень заимствований ограничен объемом расходов по обслуживанию долга (~0,8% ВВП в год), что обеспечивает сохранение стабильного экономически безопасного уровня государственного долга, а также способствует минимизации влияния государственных заимствований на процентной ставки для частного сектора.

Определение базовой цены на нефть на уровне 40 долларов США за баррель в ценах 2017 года обусловлено оценкой долгосрочного равновесного уровня цен на нефть в условиях ускоряющихся технологических изменений.[1]

В поддержку введения «бюджетных правил» высказывался Министр финансов Антон Силуанов: «Если мы хотим обезопасить исполнение наших обязательств от внешних факторов, мы должны быть реалистичными в оценке макропараметров, в том числе, цен на наши экспортные товары. На нефтяные цены влияют много факторов, которые Россия не контролирует.

Как будет выполняться соглашение с ОПЕК? Как будет развиваться сланцевая добыча в США? Выйдут ли на рынок новые игроки типа Ливии с Нигерией, которые дают сейчас дополнительное предложение? Как будет развиваться мировая экономика, в том числе китайская, как одного из основных потребителей нефти? Мы помним период двухлетней давности в январе 2016 года – нефть стоила $25-26.

В поддержку новой конструкции «бюджетных правил» выступает Министр экономического развития Максим Орешкин. По его словам, это позволит последовательно снижать дефицит бюджета. Благодаря бюджетному правилу к 2020 году дефицит может сократиться с существующих 2% ВВП до 0,8% ВВП.[9]

Экономический рост не будет оправданным без существования бюджетного правила, считает директор Центра исследований региональных реформ РАНХиГС Александр Дерюгин. «Мы не можем себе позволить пустить все деньги на расходы и увеличивать тем самым экономический рост, потому что если случится новый кризис, то Россия останется у разбитого корыта и это перечеркнет весь рост, который был. Новое бюджетное правило довольно жесткое, в принципе цена отсечения в размере $40 за баррель — справедливая», — уверен Александр Дерюгин.[9]

Бюджетное правило могло быть жестче, говорится в заявлении миссии МВФ: «Для обеспечения межпоколенческой справедливости и создания механизма, обеспечивающего плавную адаптацию к устойчивым изменениям цены на нефть».[10]

«Определение фискальной цели должно учитывать долгосрочные финансовые обязательства, демографические тенденции и учитывать межпоколенческий капитал. Текущий и прогнозируемый ненефтяной первичный дефицит бюджета России превышает долгосрочные фискальные показатели, согласующиеся с межпоколенческим равенством (в диапазоне 3-4.5 процентов ВВП)» – считают в МВФ.[11]

Конструкция бюджетного правила, предложенного Минфином, согласуется с денежно-кредитной политикой ЦБ РФ, указывала председатель Банка России Эльвира Набиуллина. «В целом прогнозные параметры и бюджетные параметры мы поддерживаем. И на данный момент они в целом согласованы с основными направлениями денежно-кредитной политики ЦБ РФ, которые мы будем обсуждать».[12]

«Мы понимаем, что колебания курса — это проблема для нашей экономики. В повышенной волатильности нет ничего хорошего. И хотя сейчас волатильность рубля ниже, чем была два года назад, ниже, чем волатильность цен на нефть — вы видите, как ходят цены на нефть — и сопоставима уже с теми странами, которые находятся на таком же уровне развития, как и мы.

Бюджетное правило обеспечивает макроэкономическую стабильность, в том числе курса национальной валюты, что способствует формированию предсказуемых макроэкономических условий, необходимых для обеспечения устойчивого роста экономики. Его пересмотр может стать отрицательным сигналом для инвесторов.[3]

Подготовленный правительством проект, который некоторые эксперты назвали жестким, теперь должен быть рассмотрен Госдумой

ТАСС-ДОСЬЕ. 24 ноября 2017 года Госдума приняла в третьем, окончательном чтении закон о бюджете РФ на 2018 год и плановый период 2019-2020 годов.

Редакция ТАСС-ДОСЬЕ подготовила материал о новом бюджете.

МОСКВА, 29 сентября. /Корр. ТАСС Дарья Карамышева, Никита Жарков/. Правительство РФ внесло в Госдуму проект федерального бюджета на 2018 год и плановый период 2019-2020 годов. По словам главы комитета Госдумы по бюджету и налогам Андрея Макарова, документ состоит из 10 тыс. 526 страниц. Как заявил премьер-министр Дмитрий Медведев, это последний бюджет, который вносят в Госдуму в десятках огромных коробок, в следующем году он будет представлен на электронном носителе.

Глава правительства обозначил, что бюджет будущего года должен быть выстроен под решение действительно приоритетных задач и сбалансирован по расходам и доходам с учетом реальных возможностей. Медведев также предостерег кабмин и парламент от «ведомственного лоббизма».

Приоритеты бюджета

Как заявлял министр финансов РФ Антон Силуанов, основными направлениями расходов федерального бюджета в 2018-2020 годы продолжат оставаться социальная сфера, оборона и поддержка национальной экономики. Основной объем расходов приходится на социальную сферу — это 36,4%, на оборону — 29%, на национальную экономику — 14,7%.

Бюджет предусматривает увеличение социальных обязательств: МРОТ в 2018 году будет повышен до 85% прожиточного минимума (с января 2019-го — до 100%).

На выполнение «майских указов» президента РФ планируется в 2018-2020 годах потратить 2,2 трлн руб.

Расходы на национальную оборону в 2018 году составят более 2,77 трлн руб., что на 100 млрд руб. меньше, чем в 2017-м.

При рассмотрении во втором чтении в бюджет были внесены поправки: дополнительные средства было решено выделить компаниям «Российские железные дороги» (25,9 млрд руб.), «Русгидро» (1 млрд руб.), «Объединенная авиастроительная корпорация» (3,52 млрд руб.).

Политика займов

Внешние займы в 2018-2020 годах Минфин планирует получать через выпуск суверенных евробондов в объеме $7 млрд ежегодно и сроком до 30 лет. В этот период Минфин также может обменять старые выпуски евробондов на сумму до $4 млрд для снижения объема государственного внешнего долга РФ, сокращения расходов на его обслуживание и снижения совокупного объема выплат по внешдолгу.

Минфин планирует получить в 2018 году дивиденды от госкомпаний в размере 379,8 млрд руб. В 2019 году этот показатель ожидается в размере 425 млрд руб., в 2020-м — 456 млрд руб. От приватизации госактивов правительство ожидает получить 36,63 млрд руб.: в 2018-м — 13 млрд руб., в 2019-м — 12,2 млрд руб., в 2020 году — 11,4 млрд руб.

В сопроводительных документах к проекту бюджета Минфин предполагал, что доходы от экспорта топливных ресурсов будут снижаться. В базовом сценарии ведомство ожидает уменьшения доходов от экспорта энергоресурсов до $163,9 млрд в 2018 году, до $162,8 млрд в 2020 году. В консервативном сценарии снижение произойдет до $134,5 млрд в 2020 году. Правительство заложило в бюджет до 2020 года постепенное снижение цен на нефть после окончания действия соглашения ОПЕК в марте 2018 года.

Внешние займы в 2018-2020 годах Минфин планирует получать через выпуск суверенных евробондов в объеме $7 млрд ежегодно и сроком до 30 лет. В этот период Минфин также может обменять старые выпуски евробондов на сумму до $4 млрд для снижения объема государственного внешнего долга РФ, сокращения расходов на его обслуживание и снижения совокупного объема выплат по внешдолгу.

Верхний предел государственного внешнего долга РФ на 1 января 2019 года установлен на уровне $71 млрд, на 1 января 2020 года — $72 млрд, на 1 января 2021 года — $70,2 млрд.

Объем внутренних заимствований Минфина в виде облигаций федерального займа (ОФЗ) планируется в 868 млрд руб. в 2018 году, 870 млрд рублей в 2019 году и 1,34 трлн рублей в 2020 году. Ранее министерство озвучивало планы занимать на внутреннем рынке по 1 трлн руб. каждый год в течении предстоящей трехлетки.

«В качестве источников финансирования дефицита бюджета номер один этот проект бюджета рассматривает заимствования, чего в принципе в последние годы не было, потому что мы тратили Резервный фонд. Сейчас мы переходим к массовым размещениям, которые варьируются от 1,5-1,9 трлн руб., из которых часть тратится на финансирование, но общее чистое привлечение на 1 трлн руб.

История бюджетного правила в РФ

Структурный дефицит — гипотетический дефицит, возникающий в ситуации, когда циклическая (неустойчивая) часть доходов равна нулю, то есть при условии равенства доходов своему устойчивому в долгосрочной перспективе структурному уровню.

За 10 лет оценка устойчивой цены нефти выросла с 20 до 96 долл./барр. (на 380% в реальном выражении), а разрешенный к планированию структурный дефицит — с 0 до 1% ВВП.

Российский федеральный бюджет использует бюджетные правила с 2004 года (новая версия станет четвертой). Основным элементом является формула для определения предельного уровня расходов, закрепляемого при планировании бюджета на будущий год.

Правила формулируются с целью снижения зависимости динамики расходов от наблюдаемых и ожидаемых колебаний нефтяных цен. Предельные расходы определяются максимальной величиной структурного дефицита (0%, с 2012 года — 1%). Такая формулировка и заявленные цели не противоречат опыту развивающихся стран и стран — экспортеров сырья.

Однако, как показала практика, существует риск неоптимальной оценки устойчивого уровня доходов. С 2004 по 2014 год изменения правила как раз были вызваны переоценкой этого уровня, зависящего от устойчивого базового уровня цены нефти, а также коррекцией мнения о безопасном уровне дефицита, который можно финансировать за счет накопления долга и других источников.

Базовая цена на нефть, в 2004 году определявшаяся без явной связи с наблюдаемой ценой, в последней версии (2014 года) задавалась динамически и автоматически, как скользящее среднее. Это должно было избавить от ошибок планирования. Но, несмотря на наличие формулы, как раз за счет не вполне реалистичной базовой цены структурный дефицит при заданных по правилу расходах казался низким, хотя нефтегазовая зависимость была объективно велика.

Поэтому возникший в 2014 году после падения нефтяных цен полный дефицит при сохранении правила истощал бюджетные резервы, перспективы пополнения которых были весьма неопределенны. Кроме того, динамика предельных расходов потребовала бы их серьезного снижения в 2015–2018 годах даже при сохранении правила и даже в номинальном выражении, а это всегда политически сложно. Более медленный рост расходов ранее, при высоких ценах на нефть, мог бы стать более приемлемой альтернативой.

Несоответствие темпов роста частного спроса ожиданиям может делать желаемым расширение государственного спроса и его позиционирование в качестве ведущего стимула экономического роста. Руководствуясь данной логикой, можно сделать вывод о том, что переход к более жесткому (допускающему меньшие уровни расходов) бюджетному правилу означает замедление экономического роста. Но, по мнению АКРА, применение упрощенного качественного анализа может приводить к ошибочной оценке результатов экономической политики.

Фискальный мультипликатор — это отношение изменения фундаментальных переменных (реального ВВП, потребления, инвестиций) к экзогенному изменению фискальной политики (как совокупных расходов и доходов бюджета, так и их отдельных компонент) за определенный период времени.

Экономическая теория использует концепцию фискальных мультипликаторов для оценки влияния динамики государственных расходов на экономический рост. Выводы, полученные на базе обширных межстрановых сопоставлений, противоречивы. Достаточно определенно можно сказать, что не любой государственный спрос стимулирует рост и что эффективность расходов зависит от макроэкономических условий.

Мультипликаторы роста расходов, произошедшего в нормальных условиях, могут быть ниже, чем во время рецессии, вплоть до отрицательных по некоторым видам расходов. Способ их финансирования также, похоже, имеет значение. Ожидаемое сжатие расходов не обязательно связано со сжатием спроса, так как может компенсироваться ростом частного спроса или даже стимулировать его расширение. Кроме того, значение имеют проводимая денежно-кредитная политика и близость процентных ставок к нулю.

В конкретной ситуации консолидации федерального бюджета РФ говорить о его влиянии в отрыве от решений Банка России некорректно. Начиная с 2015 года вынужденный фискальный стимул (дефицит) полностью компенсируется сдерживающей монетарной политикой в рамках борьбы с превышающей среднесрочную цель ожидаемой инфляцией.

По мере снижения дефицита будет смягчаться и монетарная политика. Их совокупное влияние на экономический рост в ближайшие годы будет нейтральным либо слабоотрицательным. В долгосрочной перспективе снижение роли государства в российской экономике будет способствовать расширению частного спроса.

МОСКВА, 11 июля. /ТАСС/. Минфин России обнародовал параметры нового бюджетного правила в «Основных направлениях бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной политики». Формула учитывает такие показатели, как базовая цена на нефть и природный газ, курс рубля и объем ненефтегазовых доходов. Документ опубликован на официальном сайте Госдумы.

Согласно новому бюджетному правилу в редакции Минфина, базовая цена на нефть марки Urals устанавливается на уровне $40 за баррель в ценах 2017 года и подлежит ежегодной индексации на 2%, начиная с 2018 года.

Таким образом, предельный объем расходов федерального бюджета рассчитывается как сумма нефтегазовых доходов (рассчитанных исходя из базовой цены на нефть, базовой экспортной цены на газ, прогнозируемого валютного курса, объема ненефтегазовых доходов) и расходов на обслуживание госдолга. Такой способ определения предельных расходов позволяет обеспечить бездефицитный бюджет на первичном уровне при базовых параметрах, отмечает Минфин.

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

×
Рекомендуем посмотреть
Adblock detector